Новости
23.10.2017

На базе охотничьего хозяйства "Бобер" прошла коллективная охота на лис.

02.10.2017

У каждого рыбака эта мечта может быть разной. Для кого-то, этот показатель равен размаху рук, для кого-то большим весом, а для кого-то и щука на пару килограммов, пока остается мечтой о трофее.

Главная \ Охотничьи собаки \ Английская ищейка по боровой дичи

Английская ищейка по боровой дичи

Английская ищейка по боровой птице - так сегодня можно дословно перевести название подружейной породы "Английский кокер спаниель".

Тайное в происхождении спаниеля обнаруживается в труде Ч. Дарвина (1868 г.) "Изменение животных и растений в домашнем состоянии". Имея "намерение показать размеры изменений животных под властью человека", Дарвин в отношении спаниеля писал: "В Швейцарии, как сообщает проф. Рютимейер, в течение неолитического века существовала домашняя собака средней величины... с некоторыми признаками наших гончих и спаниелей (Jagdhund und Wachtelhund). Рютимейер весьма настаивает на постоянстве формы этой древнейшей из известных собак в течение очень долгого времени. Существование единственной расы с замечательно стойкими признаками в течение всего неолитического века очень интересно и противоречит... изменениям собачьих пород и свидетельствует... в пользу мнения Блэнвилля, что наши разновидности произошли от некой неизвестной и вымершей формы. Но мы не должны забывать, что мы не знаем ничего относительно древности человека..." Это свидетельство о существовании в эпоху неолита не дикого вымершего вида, а домашней породы праспаниелей. Читаем у Дарвина: "Когда у жителей Огненной Земли бывает сильный голод, они предпочитают убивать себе для пищи старух, но не собак, ибо, как они нас уверяли, "от старух нет пользы, а собаки ловят выдр".... "Австралийские туземцы бывают очень рады, когда достанут европейскую собаку для охоты на кенгуру, и известно несколько примеров, когда отец убивал собственного младенца, чтобы мать могла кормить грудью высокоценного щенка..." "Не известно ни одного случая, чтобы такие собаки, как кровная гончая, пудель, настоящая борзая, были у дикарей; они - продукт долгой цивилизации..."

А вот свидетельство Аппиана (II в. н. э.) "Об охоте": "Грубые жители Бретани, раскрашивающие свои тела различными красками, тщательно разводили это животное, которое они называли на своем языке "агасс". Собака небольшая, ее тело покрыто обильной шерстью. Принципиально собака отличается острым чутьем, что ставит ее выше других собак..."

Существование в глубокой древности единого мощного породного истока с неизменными в толще времени, находящими постоянное применение свойствами - настоящей породы праспаниелей - находит наглядное подтверждение и в сегодняшнем дне. Среди подружейных пород половина - длинношерстные и длинноухие, с прямой или курчавой шерстью, малые и большие, но во многом схожие. Это - спаниели, водяные, подавальщики (под выстрел и после него) и легавые. Сквозь все различия проступает в них общий породный исток. Он проявляется и в облике, и в общем породном даре - в "чутье по перу" (во всех трех его составляющих: в большом собачьем разуме и тонкости восприятия; в превосходном обонянии; во врожденной мечте о пернатой дичи), и в принадлежности потомкам кельтов или их территориальным наследникам. В I тысячелетии до н. э. кельты доминировали в Европе от Карпат до Британских островов. По признанию и греков и римлян, они были лучшими охотниками, у них были и лучшие ловчие птицы, и лучшие породы охотничьих собак: резвые и красивые "вертраги"; "проницательные", причитающие на зверином следу "сегусио"; всматривающиеся в дикую птицу, сверхчутые "агасес" - небольшие густошерстные птичьи ищейки. Это - узнаваемые сегодня грейхаунды, бладхаунды и спаниели. Участие кельтских sagaces и agaseus в истории становления всех современных подружейных пород объясняет сходное для всей группы "чутье по перу".

Термин "Native spaniel" (Наш спаниель) впервые появился в Уэльском манускрипте, отнесенном к 300 году. Современные историки и знатоки кельтского мира находят названия королевских спаниелей в Законах Ирландии и в Законах короля Уэльса Хауэлла Доброго (943 - 950 гг.). В X веке в Уэльсе королевский спаниель назван "Colwyn". На континенте сообщения о кельтских (галльских) птичьих собаках для охоты с соколами и ястребами есть в "Капитуляциях" короля франков Дагобвра I (630 г.) и в "Эдикте" Карла Великого (802 г.). Здесь они названы "Hapihu hunt" и "Canes acceptoricum".

Разные названия спаниелей у разных кельтских племен говорят не только о племенной розни, но и о существовании различий среди спаниелей, возможно, о породах и их общем корне. Найденные в Британии кости спаниелей датированы 1400 годом до н. э. Есть терракотовая фигурка спаниеля, которой 5000 лет.

Зная сегодня, что источник былого кельтского превосходства был в сведениях, которыми обладали друиды, о существовании друидического центра в Британии и о связях всех культовых отправлений друидов с мегалитами, можно по истории этих сооружений судить о высокой культуре в III тысячелетии до н. э. и о поразительном ее угасании, подтвержденном сегодня факте утраты знаний. Но о спаниелях в этой связи можно говорить только как об уцелевшем живом памятнике, как о возможной породе с программой, заложенной в нее до III тысячелетия до н. э. В новом времени отметим, что все сообщения о спаниелях в источниках ранее XIV века связаны с кельтами и соколиной охотой и что кельтское название подъястребиной ищейки "спаниель" уже было известно за 1000 лет до появления версии об их испанском происхождении. Никто из древних: ни греки, ни римляне, ни карфагеняне (и сами испанцы) - не обнаруживали подобных спаниелям собак на Иберийском полуострове.

После первых удачных крестовых походов (1096-1270 гг.) каждый побывавший на Востоке испанский рыцарь заводил себе соколиную охоту. Она тогда получила в латинской литературе название "испанской охоты", а спаниели, как наиболее для нее пригодные, были названы "собаками для испанской охоты" или "испанскими". Тогда все связанное с ревностными защитниками святой веры по духу времени называлось "испанским". А родоначальники соколиной охоты и подсокольих собак - кельты - были давно вытеснены на задворки Европы. Писатели замечали "испанских" собак во многих других странах: например, Людовик XI (XIII в.) получал своих espagneux из Бретани. Прошло 100 лет. Понятия "спаниель" и "испанский" срослись. И в 1387 г. Гастон де Фуа, виконт Беарнский (1331 - 1391 гг.), уже рассказывал об их "испанском" происхождении. В 1576 г. придворный лекарь Елизаветы Английской Кейес (под влиянием бесед в Падуе со швейцарским натуралистом фон Геснером и его "Истории животных") преподнес своей королеве написанную им на латыни первую классификацию Британских породистых собак, из 10 охотничьих групп он выделил 5 групп спаниелей. (На английский язык этот труд перевел через 6 лет студент из Кембриджа Флемминг.) Прародиной половины Британских охотничьих пород Кейес назвал не Кельтские королевские псарни, а Испанию: то ли не хотел напоминать Елизавете о претендентке на престол - шотландской королеве Марии Стюарт и бунтовавшей шотландской знати, то ли переписал латинскую версию "испанских" подсокольих собак.

В названиях родоначальных, древних пород собак закреплено их главное рабочее свойство. Подобно борзым - быстрым, лайкам - облаивающим дичь, гончим - гоняющим и терьерам - проникающим в подземные норы, спаниель должен делать то, что осмысливает его название. Литературное название "собака для испанской охоты" не раскрывает истинного, древнего смысла названия породы "спаниель", поэтому и в словарях принятое для этого слова слогоразделение неправильное. Вместо разделения литературного названия "span-iel" или "spa-nyel" должно быть смысловое: spa-niel, spa-nyel. Тогда все становится на свое место, становится просто и понятно: слово старинное, двукоренное, обозначающее два основных и древних рабочих свойства этой охотничьей собаки. Все в Новом Вебстерском словаре английского языка и находим.

Первое слово и свойство "spy" - шпион, выслеживать и многие другие слова, отличающиеся в написании, но означающие одно и то же и звучащие как [spai] - вынюхивать, чуять. Прежде всего, древние охотники ценили это животное за свойство, неизмеримо превосходящее их собственную способность, даже обожествляли его за "мудрость носа", за чутье.

Второе слово находим еще быстрее: nail - схватить, поймать; коготь хищной птицы; ken-nel - собачий питомник; конура, охватывающая собаку; наконец, слово, обозначающее старинный бойцовский прием, "nel-son" захват сына. Примеров стремления и умения спаниеля словить птицу более чем достаточно.

(Находим и во французском языке слова, обозначающие два основных свойств породы, из которых и состоит, ее древнее французское название - e'pag-heal.)

Как давно был назван спаниель? Геродот в V в. до н. э. писал, что скифы и мидийцы называют собаку "spaka". Наша "собака" получилась из скифского "spaka" и тюркского "kobak". Общеславянское звукоподражательное "соп" (сап, сопеть, сопло, сопля), древнерусское "сопу" (соплю) и словенское "sop" (дыхание) имеют одну смысловую природу и связаны с носом. Наша собака в прошлом - "сопа-ка" и "спа-ка". Интересно заметить, что у многих "индоевропейцев", древних и современных, одно "ка" обозначает это животное. У нас есть и "ко-нура" (нора, от нерети - скрываться, нырять), есть и "су-ка" ( почти "ка", лай-ка - лаящая ка, от лаяти, древнеславянского, сравни исландское "la" - бранить), "склока" (клочья от ка), "вол-к" (великий ка), "соба-ка" (вынюхивающая ка). Значит, и Spaka, и собака - это вынюхивающая ка.

В итоге выяснилось, что "спаниель" - слово очень древнее, сродни по возрасту и смыслу нашему слову "собака" и "spaka", известное еще до V в. до н. э. и обозначающее охотничью собаку со способностями: выследить и схватить (птицу) - в подтверждении этих способностей спаниель не нуждается. Спа-ниель, или спай-нейл, славянами мог бы быть назван "ищущая и хватающая (птицу) ка" - ищей( ка) - хватай(ка). По-русски соответственно современному назначению; "птичий нюхач и ловец", или "сыщик-подаватель перовой дичи" (под выстрел и после него). Действительно, спаниель известен как ищейка по перу с природной способностью и желанием словить птицу.

У Л. П. Сабанеева о подсокольей собаке написано следующее: "При охоте с ловчими птицами собака играла второстепенную роль и от нее требовалось очень немного. Она должна была только найти затаившуюся дичь чутьем и согнать ее. Первобытная подсоколья собака была только птичьей гончей..." И тут же сам опровергает предыдущее: "Требовалось только, чтобы собака имела короткий поиск, т. е. искала вблизи охотника с ловчей птицей, не бросалась вслед за поднятой дичью и не отнимала, ее у хищника, опустившегося на землю с добычей". Выходит, гона не было. Гон по взлетевшей птице бесполезен - опасен и под ястребом, и под ружьем, и всегда пресекался. Использовался он лишь при выгоне зайца на борзых, но опять с обязательной остановкой на краю крепи. Требовалось, возможно, быстрее по следу найти, с обходом резче поднять на крыло бегущую и скрывающуюся в зарослях птицу, да еще с голосом разного оттенка, в зависимости от вида птицы, чтобы предупредить охотника, что самое время набросить ястреба или изловчиться, изготовиться для стрельбы. Еще и остановиться при взлете во время самого горячего преследования, что далеко в просто и доступно только разумной собаке, ощущающей партнерство в охоте. Встать при скрадывании птицы значительно проще и естественнее для собаки, чем при выпугивании. Работа с заходом на охотника, отдача голоса для охотника - такой же дар собаки, как анонсирование, а не "второстепенная роль". Добавим к этому слова Джорджа Тамбервиля из "Книги о соколиной охоте" (1575 г.): "Спаниель в соколиной охоте - непременная вещь".

В чешских Правилах испытаний следовых собак 1971 г. (спаниелей и ретриверов) сказано: "...Если страсть заставила собаку гнать, она не снимается с испытаний при условии возвращения в течение 15 минут". Сниженный болевой порог и азарт, или уступка универсальному использованию, или изъян постановки - разными могут быть причины для разного (от 20 метров до 15 минут) оправдания "гоньбы". Однозначно только, что гоньба - это срыв и никогда не могла быть полезной характеристикой перовой собаки. Однако нелепое название "птичья гончая" прочно вошло в терминологию для обозначения подсокольих собак вместо правильного "птичья ищейка". И природное или породное стремление азартного спаниеля ловить птицу, проявляющееся в гоньбе, расценено в наших Правилах испытаний как дисквалифицирующий порок собаки, а не как недостаток постановки и ошибка ведущего. По ложному представлению, охотничью страсть и темперамент холерика впрямую связали друг с другом. Стремление к птице - отличительное качество перового чутья, "закодированное" в наследственном участке "запаховой памяти". Оно увеличивает скорость протекания нервных процессов на фоне основного темперамента. Страстный сангвиник и вялый холерик дают оба прогон по птице и... вылетают из разведения. Тяжесть угодий выявит и сохранит породе лучшего по чутью и темпераменту; этой же мерой нужно определить диплом I степени для коккера. Исконное место охоты подъястребиной ищейки осталось у коккера и под ружьем: в крутых чапыжниках и прочих сельхознеудобьях - в заветных укрытиях боровой птицы.

Слово "спаниель" имеет еще одно значение: ласковый, угождающий. Ласковых и веселых спаниелей знали так широко в XIV в. в Англии, что Чосер (1340 - 1400 гг.) не обошелся без сравнения с ними в Прологе к "Даме из Бата". "Ее так привлекали мужчины, что она, подобно спаниелю, бросалась к ним и суетилась около, требуя внимания, пока не добивалась своего ". В средние века малых спаниелей называли "коленные" и "утешители". Считали, что они забирают боль и болезни у человека и, уж точно, блох.

История спаниелей, от позднего средневековья до конца XIX в., описана подробно у Л. П. Сабанеева. В книге "Собаки охотничьи. Легавые" о них много интересного и разного. Уже никто не напишет, пожалуй, больше и лучше об этом для наших охотников. Остается лишь добавлять или уточнять, если что и обнаружится. Книга легкодоступна, переиздана в последнее время неоднократно. Только нужно еще раз предупредить о неправильном представлении в ней спаниеля "птичьей гончей".

Подружейных пород спаниелей можно насчитать около 30. Действующих, уходящих и, уж точно, ушедших из поля, таких, например, блестящих в прошлом, как пудели. Следующий в этой декоративной очереди - американский коккер. Самые благородные британские спаниели (и ретриверы, и легавые) все меньше остаются в поле и все больше оказываются на шоу. Последние утрачивают функциональный экстерьер и охотничью суть, а приобретают "этикеточный", вычурный вид по модели "самой красивой собаки среди подружейных пород" (а потом и всех пород) на шоу. Разве может быть над стандартом охотничьей породы корректирующая, "улучшающая" его шоу-надстройка?!

Среди памятников величия человеческого разума есть и живые - породы собак. Шедевры нельзя улучшить или переделать. Энергия нашей любви должна питать и сохранять выдающиеся породы. У спаниелей ни одну из пород сегодня не выделишь как родоначальную, коренную. В то же время присутствие мощного корня зримо ощущается в схожем облике и в охотничьих способностях всех представителей семейства. Попытку воссоздать коренную породу предприняли заводчики Альбиона на рубеже XIX и XX вв., соединив несколько однокоренных пород в одну, лучшую. Она получила официальный статус (стандарт, регистрацию, родословные) и название "кокер спаниель".

Современный английский кокер - новая порода спаниелей, результат целеустремленной работы. Лучшее, что сберегалось в охотничьих спаниелях, удалось в нем сконцентрировать, соединив в новом сочетании достоинства родственных пород - потомков перовой ищейки древних кельтов. Новый спаниель стал кокером - породой. В XIX в. в одном помете обнаруживали и спрингера и кокера по размеру щенка. Малыш становился кокером, если к малому размеру добавлялись стремительность, усердие и сообразительность,- становился пронырливым, не боящимся боли преследователем птицы в зарослях, чтобы не дать ей улизнуть и заставить поскорее взлететь. В новом кокере нет чужих кровей, он остался самым маленьким и подлинным спаниелем - "нюхачом и ловцом" пернатой дичи. В нем сосредоточена породная квинтэссенция спаниелей, воссоздан породный исток. Он - удача, редкий плод коллективной интуиции и согласия. Осознать редкость и ценность этой удачи необходимо, чтобы приостановить бездумные попытки декоративных "улучшений" и переделок созданной породы-шедевра. Стандартный эталон 60-х гг. XX в. должен быть базой для линейного разведения породы, пока она еще не растеряла охотничьих свойств и функционального экстерьера.

У новой породы 4 родителя: основной - "старый" кокер - маленькая ищейка, самый удачливый охотник в зарослях по вальдшнепу, тетереву или фазану; крупные и рослые полевые спаниели - фильд и спрингер; и элегантный английский сеттер. Сохранив функциональную сложку и темперамент, необходимые для стремительного проникания в укрытия дичи и вытуривания ее под выстрел, новый кокер стал мощнее, рослее, работает в воде и подает, стал пропорциональным, стильным, красивым. "Кокер XX в.п в полтора раза тяжелее и больше старого кокера XIX в.п. Увеличение веса породы происходило неуклонно в течение столетия. В 1840 г. Блэйн определял кокеров как "энергичных собак от 14 до 20 фунтов", не аппортирующих, а выставляющих дичь из таких зарослей, куда крупный спаниель или сеттер не могут проникнуть быстро. В 1870 г. кокерами называли полевых спаниелей до 25 фунтов.

С 199З г. Кеннел Клуб ввел 25-фунтовый лимит и начал отдельную регистрацию кокер спаниелей и обязательное их взвешивание перед соревнованиями. В 1902 г. Кеннел Клуб признал стандарт новой породы и вес кокера в 25 - 28 фунтов (11,3 - 12,7 кг). Это был перспективный стандарт-проект породы, не изменявшийся вплоть до 1902 г. Стандарт 10% г. зафиксировал создание новой породы и поднял планку веса и роста соответственно до 12,7 - 14,5 кг и 38 - 41 см. Все другие принципиальные положения стандарта 1902 г. были сохранены. (Редакция 1986 г. не внесла принципиальных изменений.)

Как признают англичане, два фактора обеспечили удачу создания новой породы: редкое единодушие знатоков, разработавших "идеальный стандарт породы" (не изменявшийся 67 лет после того), и симпатии судей, оказавших предпочтение на рингах гармонично сложенным кокерам. Так "исчезли выпученные глаза, короткие ноги стали длиннее и стройнее. Кокер обрел общую сбалансированность для универсального применения путем некоторого увеличения роста, длины шеи и головы и в то же время сохранил все характеристики спаниеля, что позволило ему соперничать в поле с любым из них" (Герберт Саммерс Ллойд. кокер спаниели. Лондон. 1958г. Нов. ред. 1978 г.)

Зарегистрированные ступени роста породы в Кеннел Клубе: 1914 г.- 400 кокеров в Кеннел Клубе; 1931 г.- на Крафт-шоу записано 1006 кокеров - рекорд среди всех пород; 1947 г. - 27000 кокеров в Кеннел Клубе - такого уровня не достигала ранее ни одна порода.

Стандарт 1969 г. известен в нашей стране. Подлинный стандарт единой охотничьей породы, признанный и Кеннел Клубом и всеми странами (МКФ 23.12.74 г.), внесен МООиР в 1978 г. и утвержден приказом Главприроды МСХ СССР М 19 от 30.04.80 с примечанием ВКС. Для нас этот акцент важен потому, что на Западе с породой начали происходить двкоративные односторонние изменения.

Год 1958-й, разделивший породу. В 1958 г. Кеннел Клуб признал соображения продавцов щенков за рубеж основательными и разрешил запись в родословные подружейных пород титула "Шоу-чемпион". Этот высший декоративный титул присваивается победителю трех декоративных выставок породы без проверки охотничьих задатков. Тем самым Кеннел Клуб разрешил элитное декоративное разведение охотничьих пород. Заводчики декоративных питомников перестали "бить ноги в поле". Кокер начал разделяться на две антиподные части: "только для шоу" и "только для фильд-трайлсов". Произошла смена поколений: постарели и ушли родители породы и профессиональные натасчики.

В 1994 г. на Выставку Крафта - крупнейшую в Великобритании - записалось 349 лучших кокеров; а в полевом классе - ни одного (!). Если на Крафтшоу чемпионом становится полевой чемпион кокер, его приз удваивается по цене против всех других подружейных пород. Где же полевые чемпионы? На вопросы отвечают: кокеры есть полевые, их значительно меньше. Они другие: проще, грубее, приземистее, с "переразвитой мускулатурой". Есть и полевые чемпионы. У другого круга любителей: на шоу им ничего не светит. И красавец Шоу-чемпион теперь редко готовится и выставляется в поле. Если там получает приз, становится "Британским Чемпионом". С 1981 г. "Чемпионов" не было в породе 10 лет.

Для шоу у кокеров берегут шерсть и кондицию, можно не купировать хвост. На охоте полный хвост разбивается вдребезги. У охотничьего кокера хвост должен быть укорочен больше, чем вполовину.

Русская страница в истории кокера. В 1885 г. кокер спаниель был показан в России. В Советской России Кинологический съезд в 1925 г. принял охотничий стандарт породы, общеописательный и безразмерный. В довоенную пору кокер успешно применялся на охоте, отвоевав свое место у поклонников подружейной охоты с легавой. В кинологических центрах имелось достаточное для ведения породы число представителей современного типа: в Ленинграде - больше, в Москве - меньше. Первая секция была организована в Ленинграде в 1927 г., первые полевые испытания - там же в 1929 г. Разведение велось в чистоте.

В 1930 г. А. Тюльпанов опубликовал в журнале "Собаководство", N43 (с опечаткой - "в росте 4,01 м"), перевод полного немецкого стандарта кокера. В то время немцы уже вели кокера по английскому образцу и еще с его помощью восстанавливали свою "егерскую ищейку" - "штебера" или "вахтеля". В 1939 г. был принят новый неправильный стандарт - "рост кокера 30 - 35 см, вес - 10 - 12 кг". В Англии по стандарту 1902 г. он весил 11,3 - 12,7 кг. При сложке, обеспечивающей -охотничье назначение - быстро проникать в заросли и выставлять дичь из укрытий, - рост, соответствующий весу, должен быть 36 - 39 см. Попробуйте, вообразив, укоротить кокеру ноги вдвое - получите "идеал 1939 года". Тут же последовал вывод, что английский кокер плох, а у нас получился свой: "рослее, мощнее, соответствующий условиям охот на всей территории СССР". Война довершила дело: в Ленинграде кокера не стало, а в Москве оказались в виде "трофейных с неизвестным происхождением" уцелевшие потомки кокеров и немецких спаниелей. Нелепый стандарт и довоенные выводы, пестрый наличный материал - подтолкнули и наших специалистов к модной в ту пору идее создания "новых пород". По стандарту 1951 г. было решено создать "своего спаниеля" типа кокера. База была превосходной: однокоренные английский кокер и немецкий спаниель. Но энтузиазм завел наших спаниелистов-мичуринцев в поисках коротких ушей слишком далеко, и создание затянулось до настоящего времени. Новый породный кокер, появлявшийся из-за рубежа, растворялся в "русском спаниеле" вплоть до 60-х гг. В 1972 г. "за ненадобностью охотникам" кокер был совсем отчислен из охотничьих в декоративные породы и отпущен на разведение в декоративные общества.

В 1972 г. работа с кокером была вновь начата с новым вывозным поголовьем. С 1978 г. она была возобновлена и в обществах охотников. Родительский центр породы был создан в МООиР. Вновь оказавшись на равных среди охотничьих пород, кокер неудержимо прогрессировал и начал даже обыгрывать русского собрата в полевых состязаниях по его же правилам. К 100летнему юбилею (199З г.) породы кокеров (английский и русский охотничий) пришли "ноздря в ноздрю". И тут, уловив перспективу в переменах с нашим собаководством, лучшую часть поголовья породы уводят из МООиР в новую шоу-структуру охотничьего собаководства - РФОС - РКФ, ориентированную на вступление в МКФ. А породная жизнь в МООиР замирает. Но с созданием там Центра кровного охотничьего собаководства в 1995 г. работа с кокером в МООиР обрела новый импульс.

Кокер на охоте. Используя верхнее и следовое чутье, кокер по запаху птицы или по следу ев разыскивает, броском поднимает на крыло (с голосом в крепких местах) и после выстрела преследует подранка и подает мягким прихватом в руки охотнику (трофеи до 5 кг). Делает все, как положено спаниелю: ищет и выгоняет, ловит и подает; все учащающимися движениями купированного хвоста кокер дает знать охотнику о приближении к дичи.

Страсть у кокера преобладает над самосохранением, болевой порог понижен, поэтому в охоте он требует сбережения лап, глаз и ушей, требует посильных задач. На крепком грунте в зарослях кокер не знает конкурентов, охотно идет в воду и стремится подавать, но рослым собакам он проигрывает на плаву в камышах и болотном кочкарнике. В чистом поле он идет челноком. Но он не должен тратить силы на прочесывание всех угодий; свою охоту и предполагаемое место обитания дичи должен выбрать хозяин - тогда и пускать кокера в поиск для подачи дичи под выстрел и после него. Кокер не удаляется слишком далеко в лесном поиске, следит за хозяином, часто работает с обходом птицы и взлаивает при подъеме ее, но требует перехвата птицы и стрельбы навскидку. С кокером приходится много ходить, часто самому "продирать" заросли.

Чем лучше чутье, тем сильнее охотничья страсть, тем труднее удержать кокера от гоньбы. С чутьистым и стремительным приходится отказаться от охоты в легких полевых условиях. Здесь он нуждается в частом окорачивании, ведь стрелять нужно птицу, а не прыгающую за ней собаку. Для самых выдающихся чутьистых и горячих кокеров надо быть мастером натаски, но зато и "звездные" дипломы в состязаниях могут быть только у них. Кокер может тяготеть к работе подавальщика или легавой, чаще бывает универсалом по перу, но в большинстве случаев тяготеет к лесной охоте. Конечно, определяют предпочтение умение и интересы хозяина, с которым он работает в постоянном контакте. Вежлив к перовой дичи. Грубого и бестолкового охотника не слушает. При потере контакта начинает охотиться для себя: "кайфовать" запахом или поднимать все на пределе чутья и за выстрелом. На утиных охотах его дело - сбор трофеев только своему хозяину и в удобное, светлое врем дня, после зоревой "перестрелки".

Все подробные описания охоты со спаниелями в русской охотничьей литературе могут быть переадресованы любителю охоты с кокером. Это неудивительно: они воспроизводят яркие, запомнившиеся авторам всплески охотничьего дара спаниелей, которым кокер наделен в высшей мере. Но круг авторов, знатоков охоты со спаниелем, невелик: Любош А. С., Акишин Ф. С., Герман В. Е., Валов Н. А. Есть мастерские литературные страницы у Пришвина и Бианки.

Азы натаски, испытаний и полевой охоты проще проходить с пятнистым кокером. У мягких по характеру, "сеттерообразных" собак жесткая натаска и одергивание могут "затужить" подводку. В любом случае лучше точно знать, как работает "кровь", которую приобретаешь, знать работу родителей. Все есть в родословной. Главное - не попасть на подделку. С того момента, как вы обнаружите, что вашего кокера не покинул охотничий дух - чутье (страсть) по перу, будьте уверены, что ему по наследству достались безмерно большие, чем у вас, стремление и способности к охоте. Не торопитесь его разочаровывать. В конечном итоге должен быть образован союз: его талант и ваш прагматический разум. Итог не в мясе и крови, а в любовании гармонией совместного действия в природе. Не забудьте вырастить, воспитать, вытренировать, подкрепить физически, научить плавать, правильно подавать дичь и преодолевать препятствия. Боль и страх блокируются стремлением к дичи, и, не умея плавать, он уже стремится подавать с воды, даже с ледяной; будет работать со стертыми в кровь лапами, носом и веками; забираться в трясину и прыгать с непомерной высоты. Поэтому необходимо с житейской смекалкой готовить талантливого "ребенка" к трудностям в быту и на охоте, разумно управлять кокером.

Кому-то может показаться докучливой его веселость и радость, бурлящая, переливающаяся через край энергия, непонятна "водолюбовь", заставляющая вашего питомца оказываться в каждой встречной луже; неудобна склонность к подаче всех пригодных для этой цели (с его точки зрения) вещей в доме, которые вы не находите поэтому в нужный момент в привычном месте.

Могут встретиться серьезные неприятности: его распущенное запредельное нахальство, ревность до неуживчивости с другими собаками и даже с младшими членами семьи, порочна злобность и трусость. В любом случае склонность к порочному поведению должна быть известна от родителей: чем ближе к наследственной основе, тем быстрее проявляется она при неправильном воспитании. Не лучше и безликость, придавленность, потер инициативы, безразличию к охоте - они вползают в породу со стороны клеточного разведения для шоу. Необходимо точно знать о породном происхождении кокера, чтобы гарантировать настоящий тип, темперамент и все оптимальные особенности породы.

Редкие отклонения подтверждают, что порода получилась. Красота и порода кокера должны быть заметны во всем: в благородной и объемной голове плавных очертаний; в крепко сбитом туловище, обтекаемом спереди, объемным после лопаток и широким округлым в крупе; в прочных ногах: передних - для надежной опоры, задних - для мощного скачка на галопе (основном рабочем аллюров породы), с мускулистыми длинными бедрами и голенями и с короткими плюснами; в нарядном, шелковистом шерстном покрове с самым богатым разнообразием окрасов; в задорном беспрерывном движении остатка хвоста - индикатора настроения и интереса кокера. Небольшие размеры, простота содержания, привязанности к хозяину, близость к семье - делают любую судьбу кокера привлекательной, даже если она не приведет его к охоте или в шоу-призеры. Большинство собак породы просто живут в доме у добрых людей, делятся теплом, встречают радостью, помогают избавиться от печали и заставляют двигаться.

ПРОБЛЕМНЫЕ АКЦЕНТЫ ЭКСТЕРЬЕРА ПОРОДЫ (пояснения к иллюстрациям)

1. Стандартный силуэт. Иллюстрирует стандарт породы с 1922 г.

2. Силуэт шоу-кокера "Шоу-перспектива". 1980 г.в. Обозначены желательные для шоу изменения стандартного экстерьера, разрушающие рабочие стати породы: короткие задние ноги - уменьшение мощи толчка и размера скачка на галопе; короткий корпус - уменьшение грудного объема, потеря выносливости; длинная шея - утяжеление передней части: раскрытие углов сочленений, потер амплитуды и рессорности движений передних ног; резкое смещение центра тяжести вперед - полная разбалансировка кокера, потер возможности проникать в заросли, потеря стандартной породной высокой производительности.

3 и 4. Нормальный породный постав ног. Передних - на широкий и не слишком узкий, для облегчения проникания в заросли; задних - сравнительно широкий, шире передних, с широким крупом для мощного толчка на галопе.

Ю. Гунгер, координатор породы Центра кровного собаководства МООиР


листовка на сайт 250+280