Новости
23.10.2017

На базе охотничьего хозяйства "Бобер" прошла коллективная охота на лис.

02.10.2017

У каждого рыбака эта мечта может быть разной. Для кого-то, этот показатель равен размаху рук, для кого-то большим весом, а для кого-то и щука на пару килограммов, пока остается мечтой о трофее.

Главная \ Охотничьи собаки \ Угонка и отношение к выстрелу

Угонка и отношение к выстрелу

Пишу, что называется, по просьбе написать, - как, начиная с первых уроков со щенком, методично и последовательно готовить его правильному поведению при взлете поднятой им дичи и при выстреле по ней. Пишу, зная, что практически ничего нового ни для кого не скажу, ну, разве что на мысль, какую натолкну...

"Угонка" - по словарю слово не очень даже и литературное, просто разговорное. Но имеет два значения в охотничьем языке: 1. Преследование убегающего, уходящего зверя. 2 Промах борзой при ловле зверя. У нас, спаниелистов, есть третье, самое ужасное значение: преследование улетающей птицы. А что ее преследовать? Достаточно поднять на крыло, а улететь она и сама сумеет.

Правила испытаний допускают угонку до 20 метров. И если более 10, но не дальше 20 метров, то гоняющий спаниель теряет в расценке всего лишь 4 (!) балла. Ну, так чего ж и бояться угонки? Дальше-то двадцати метров не так уж часто угоняют, разве если уж совсем без тормозов в себе... Но, простите, я совсем не настроен ёрничать, хотя тема "угонки",действительно, несколько комична. И, если серьезно, то угонка более 10-ти метров не дает, в моем понимании, основания для расценки на диплом. Спаниель, наслаждающийся угонками, не к чести нам, если охота дело чести. Бегать по лесам-лугам-болотам с ружьем за спаниелем, гоняющим все взлетевшее, и кричать на всех регистрах, чтобы тот остановился, - достойно ли!? От природы не дающий "угонок" спаниель противоестественен: он - хищник, охотник, ему нужна добыча в зубы. Найти, схватить! Гончая ищет в полазе и гонит неистово найденное до пазанка и рюкзака. Так же бы "хотелось" и спаниелю. Но он - породный, охотничий - перестроен нами на мучительно не естественный для него лад. Разумеется, это всем спаниелистам понятно и известно, да не всеми учитывается...

"Не гоняющего" спаниеля (совсем, ни метра не гоняющего, за вычетом инерции движения!) сделать можно. Как? Меня просят поделиться опытом. Только опытом и поделюсь. И менее всего претендую на поучения, хотя бы в силу их абсолютной бесполезности. Итак, предмет внимания - отсутствие угонок в постановке спаниеля. За 45 лет я имел пятерых спаниелей. Первый был в период моего невежества в работе со спаниелем, четверо последующих - не имели угонок в буквальном смысле этого моего утверждения. Тому и сейчас еще есть живые свидетели, бывавшие со мной на охоте, видевшие на натасках и испытаниях ч. Гервига-3295/с и ныне здравствующую ч. Дану-4335/01, победительницу ринга на X всероссийской выставке 2007 года. Но, пожалуй, только кобели (ч. Ажик-Минор-1329/с и Гервиг) могли в воздухе сгруппироваться, если взлет птицы заставал их в прыжке в момент подводки к ней, и, пролетев на скорости в таком положении метр-полтора, лечь с высоко поднятой головой по направлению полета птицы. Фантастика! Ни Лада так не могла, ни Дана так не может. ч. Лада-1236/с была в дрессировке отработана мною на команду "Сидеть!", но садилась мгновенно, мягко так: ей было трудно не двинуться дальше.. Трое других - на "Лежать!" ("Даун!"). Почему, - мотивирую ниже. Все начинается с дрессировки. Месяцам к четырем спаниельчик должен иметь представление обо всех командах, входящих в общий ее курс. Самые трудные для щенка - те, которые противоположны его состоянию и намерениям на момент поступления этих команд. До 4-х месяцев возраста малыша таких явных "противоположностей" дрессировщик должен стараться избегать. С 5-ти месяцев надо периодически поступать наоборот. В период дрессировки, а в дальнейшем - и натаски труднее всего управлять собой. В этом процессе тьма неуправляемых провалов: отсутствие последовательности, методичности, выдержки, регулярной обязательности со своей стороны - да, собственно, кто из нас не знает по себе, на чем сами мы обычно сбиваемся...

В пресечении угонок главную роль играет эффективность останавливающей команды. Должна ли собака при взлете птицы остановиться, стоя на ногах во весь свой рост, сядет ли или ляжет - это надо вам решить для себя и для собаки раз и навсегда. Обычно в выборе остановочной команды исходят из небольшого роста спаниеля, а посему отрабатывают команду "Стоять!", чтобы собака провожала дичь глазами, видела место ее падения или перемещения. Но в высокой растительности глазам простора нет. И вы попробуйте сами на бегу внезапно для себя остановиться, не допустив пробежки. Этого и в природе четвероногих нет, чтоб мгновенно прервать бег, если внезапно, а взлет - всегда внезапен. "Сидеть!" тоже не очень чтоб естественно: часто ли псовые сидят в свободном состоянии? Они или стоят, или (чаще) лежат. От переполненности чувств - лежат: в игре, перед броском, в ожидании... И, обрывая бег, бросок, собаке легче лечь, чем сесть или встать на месте. Да и не случайно же легавых издавна укладывали совсем не только для того, чтобы собаку вместе с дичью сеткой накрыть. Легавая - от "лежать".

Я выбрал для основной останавливающей команды слово "лежать!" и за 35 лет своей активной полевой работы с четырьмя скоростными и возбудимыми спаниелями, о чем, и сказано выше, убедился в правильности выбора. Моя практика и мое утверждение, конечно, не абсолют. Тем более что я лично видел, как легендарный полевой и выставочный чемпион Минор-1150/с Валова Николая Александровича при подводке броском садился мгновенно, проскочив не более полутора метров по инерции: у собак Валова останавливающей была команда "Сидеть!". Именно ее он и рекомендовал в своей книге "На охоте со спаниелем". Не будем уж и говорить, что для спаниеля все команды, находящиеся в вашем с ним обиходе, обязательны для исполнения, но выбранная для остановки на скорости и на расстоянии от ведущего - коронная, условный рефлекс на нее приходится вырабатывать и закреплять в условиях повышенной сложности. Азы ее не должны иметь пробелов. Допустим, такой командой избрано все-таки укладывание. Укладывайте щенка перед всем, приятным, желанным для него: перед кормлением, игрой с ним, прогулкой, спусканием с поводка, подачей. Быть может, не "лежать", а классическое для легашатников "Даун!", оно сильнее на звук, в нем больше энергии.После освоения команды возле вас, когда щенок уже остается лежать при отходе от него, начинается его укладка на расстоянии: один шаг, два, пять, - как это делается, говорится во многих пособиях.

Вслед за уроками по укладке на расстоянии (увеличивать расстояние спешить не нужно), надо перейти к укладке в движении, что первоначально делается на поводке при движении рядом. Вначале медленный шаг; команда "Лежать!" - и остановились, собака легла. Так вновь и вновь, движение быстрее, бегом. "Лежать!" - хорошо!, "Лежать!-хорошо! И не забывать поощрять за каждый выполненный элемент. Затем - поводок длиннее, спаниель на нем в положении "Гуляй!", и вновь команды "Лежать!" в движении, на бегу, с разгона. И так вплоть до чок-корды метров в 25-30, включая соблазны: погоня за кошкой, голубями, вашим помощником, который бежит впереди собаки, раззадоривая ее, играя с ней. Ну, и опять же ученик вдруг так покладист, в контакте с ведущим, все уроки идут на ура и почти не требуют закрепления пройденного, - что скрупулезный сей и длительный процесс сократится сам собой. Но не обольщайтесь: обычно плохо закрепленное - не надежно... Пока собака не останавливается, возбужденная, на расстоянии 15-20 метров, не надо выводить ее на дичь без чок-корды. И никогда не стреляйте дичь из-под собаки, если она ее погнала! Пусть не позволит это делать ваше достоинство. Собака должна знать, что угонка не приведет ее к дичи. Об отношению к выстрелу разговор короткий: выстрел должен быть для спаниеля синонимом останавливающей команды. Так и дрессируйте щенка уже подросшего - имитация выстрела (вначале пусть это будет какой-то хлопок, все нарастающий по силе) должна предварять останавливающую команду. В дальнейшем выстрел станет частью команды, на которую выработан условный рефлекс остановки: выстрел и тотчас - "Стоять!", "Сидеть!", "Лежать!" (а лучше "Даун!"). Разумеется, придется немало пострелять холостыми.

И последнее: где бы ни остановилась давшая угонку собака, верните ее (хоть на руках!) к точке, где она команду услышала, и заставьте выполнить ее, повторив команду. За невыполнение следует и наказать.

Но - наказывать, если признаться, надо бы чаще себя: мы срываемся на дрессировке и в натаске своей непоследовательностью гораздо пагубнее для дела и собаки в деле. Занимался я в свое время из любви к искусству егерской натаской легавых, много нецензурных слов в свой адрес выпустил, поскольку с искусством не всегда получалось. А подготовить к правильной постановке в поле спаниеля еще труднее, поскольку гнать найденную и на крыло поднятую дичь ничего врожденное ему не мешает, наше требование не гнать - для него условный рефлекс. Выработать этот рефлекс и закреплять постоянно(!) - для этого требуется наличие в нас характера, а не только благих намерений.

Г. Г. Агеносов. г. Нижний Тагил


листовка на сайт 250+280