Новости
23.10.2017

На базе охотничьего хозяйства "Бобер" прошла коллективная охота на лис.

02.10.2017

У каждого рыбака эта мечта может быть разной. Для кого-то, этот показатель равен размаху рук, для кого-то большим весом, а для кого-то и щука на пару килограммов, пока остается мечтой о трофее.

Главная \ Статьи \ Беспокойное хозяйство

Статьи

Беспокойное хозяйство  16.09.2011 18:31

Беспокойное хозяйство
Когда видишь перед собой в дождливом осеннем лесу стадо кабанов, - вот так вот просто, без клеток и заграждений! - испытываешь некоторый трепет, смешанный с восторгом. Вот они, совсем рядом! Передвигаются быстро и неуклюже, довольно нервно реагируют на вспышку фотоаппарата и с опаской поглядывают на чужака, появившегося на их территории. Все же знают, что у нас в лесах обитают лисы, волки, медведи, олени, но увидеть их воочию, это совсем другое. Настоящее маленькое чудо.

С заместителем директора Государственного опытного охотничьего хозяйства «Селигер» Юрием Кондратьевым мы отправились на базу в Лежнево. Юрий Алексеевич работает в хозяйстве «Селигер» с 1998 года. Пришел он на должность егеря, через два года стал охотоведом, а в 2009 году был назначен на должность заместителя директора. По дороге к нам присоединился охотовед Николай Иванович Андреянов.

Пока я любовался нашими лесами, к которым сентябрь добавил своих ярких красок, сменив наряд лиственных деревьев, изредка проглядывающих среди вечнозеленых елей, на осеннее золото, Кондратьев начал рассказывать о хозяйстве «Селигер».

- Общая площадь охотничьих угодий составляет 271,4 тысячи гектаров. Территория разделена на девять участков. В нашу работу входит ведение охотничьего и лесного хозяйства, биотехнические мероприятия, учет численности, охрана и разведение животных, а также прием и обслуживание туристов. На территории хозяйства располагаются два комфортабельных коттеджа, готовых принять до 40 гостей. Также мы занимаемся отстрелом животных для поддержания оптимальной численности. У нас осуществляется охота на лосей, медведей, кабанов, благородных оленей, глухарей, тетеревов, вальдшнепов, зайцев, лис и водоплавающую дичь. Ведем борьбу с волками, - главными вредителями хозяйства. Если численность не контролировать, то хозяйство может получить значительный урон. Это очень важная задача. Система хорошо отлажена, и мы имеем стабильное число особей из года в год.

Наконец мы прибыли в вольерное хозяйство вблизи от Лежнева. Юрий Кондратьев рассказал, что оно занимает 218 гектаров. - Разводим кабанов, пятнистых оленей, европейских муфлонов. Мы их отлавливаем, кормим, лечим, помечаем ушными бирками и после расселяем, - пояснил он.

К сожалению, оленей нам застать не удалось, но зато мне показали, как происходит кормление кабанов. Их собралось два десятка: большая часть стада совсем еще маленькие кабанята, но были и довольно крупные особи. Черно-бурые прародители домашних свинок поначалу вызывали некоторое опасение, и я держался на расстоянии. Но при ближайшем рассмотрении они оказались довольно милыми и даже любезно согласились попозировать для камеры.

После удачной фотоохоты, уже на обратном пути, нашлось, что рассказать и нашему спутнику. Николай Иванович Андреянов - опытный охотовед, работающий в хозяйстве почти с самого его основания. Обладает непререкаемым авторитетом и пользуется большим уважением у егерей и охотоведов, всегда готов поделиться своим опытом и придти на выручку. Товарищи называют его просто - дядя Коля.

- Я пришел в ГЛОХ «Селигер» в 1968 году на должность лесника-егеря. Мы занимались восстановлением хозяйства, завозили и разводили кабанов, бобров и американских норок. Подкармливали их. Потом я ушел на два с половиной года в армию, а по возвращению год проработал в совхозе «Селигер». В 1974 заместитель директора гослесоохотхозяйства Леонид Иванов предложил мне вернуться на ту же должность, и я согласился. Лет пять я уже работаю охотоведом. Раньше к нам приезжало много иностранцев: французы, немцы и даже японцы. Охотились на медведей и лосей, реже на кабанов, иногда ходили на глухаря. Иностранцы, конечно, были очень довольны, все восхищались природой нашего края. Охота всегда была организована по высшему разряду. Часто бывало так, что, сходив с нами раз на охоту, зарубежные гости уже не могли отказать себе в этом удовольствии и приезжали снова. Интересный факт: приезжали к нам в хозяйство и те, кто был у нас в плену во время и после Великой Отечественной войны. Все они очень хорошо отзывались о русских.

С заместителем директора Государственного опытного охотничьего хозяйства «Селигер» Юрием Кондратьевым мы отправились на базу в Лежнево. Юрий Алексеевич работает в хозяйстве «Селигер» с 1998 года. Пришел он на должность егеря, через два года стал охотоведом, а в 2009 году был назначен на должность заместителя директора. По дороге к нам присоединился охотовед Николай Иванович Андреянов.

Пока я любовался нашими лесами, к которым сентябрь добавил своих ярких красок, сменив наряд лиственных деревьев, изредка проглядывающих среди вечнозеленых елей, на осеннее золото, Кондратьев начал рассказывать о хозяйстве «Селигер».

- Общая площадь охотничьих угодий составляет 271,4 тысячи гектаров. Территория разделена на девять участков. В нашу работу входит ведение охотничьего и лесного хозяйства, биотехнические мероприятия, учет численности, охрана и разведение животных, а также прием и обслуживание туристов. На территории хозяйства располагаются два комфортабельных коттеджа, готовых принять до 40 гостей. Также мы занимаемся отстрелом животных для поддержания оптимальной численности. У нас осуществляется охота на лосей, медведей, кабанов, благородных оленей, глухарей, тетеревов, вальдшнепов, зайцев, лис и водоплавающую дичь. Ведем борьбу с волками, - главными вредителями хозяйства. Если численность не контролировать, то хозяйство может получить значительный урон. Это очень важная задача. Система хорошо отлажена, и мы имеем стабильное число особей из года в год.

Наконец мы прибыли в вольерное хозяйство вблизи от Лежнева. Юрий Кондратьев рассказал, что оно занимает 218 гектаров. - Разводим кабанов, пятнистых оленей, европейских муфлонов. Мы их отлавливаем, кормим, лечим, помечаем ушными бирками и после расселяем, - пояснил он.

К сожалению, оленей нам застать не удалось, но зато мне показали, как происходит кормление кабанов. Их собралось два десятка: большая часть стада совсем еще маленькие кабанята, но были и довольно крупные особи. Черно-бурые прародители домашних свинок поначалу вызывали некоторое опасение, и я держался на расстоянии. Но при ближайшем рассмотрении они оказались довольно милыми и даже любезно согласились попозировать для камеры.

После удачной фотоохоты, уже на обратном пути, нашлось, что рассказать и нашему спутнику. Николай Иванович Андреянов - опытный охотовед, работающий в хозяйстве почти с самого его основания. Обладает непререкаемым авторитетом и пользуется большим уважением у егерей и охотоведов, всегда готов поделиться своим опытом и придти на выручку. Товарищи называют его просто - дядя Коля.

- Я пришел в ГЛОХ «Селигер» в 1968 году на должность лесника-егеря. Мы занимались восстановлением хозяйства, завозили и разводили кабанов, бобров и американских норок. Подкармливали их. Потом я ушел на два с половиной года в армию, а по возвращению год проработал в совхозе «Селигер». В 1974 заместитель директора гослесоохотхозяйства Леонид Иванов предложил мне вернуться на ту же должность, и я согласился. Лет пять я уже работаю охотоведом. Раньше к нам приезжало много иностранцев: французы, немцы и даже японцы. Охотились на медведей и лосей, реже на кабанов, иногда ходили на глухаря. Иностранцы, конечно, были очень довольны, все восхищались природой нашего края. Охота всегда была организована по высшему разряду. Часто бывало так, что, сходив с нами раз на охоту, зарубежные гости уже не могли отказать себе в этом удовольствии и приезжали снова. Интересный факт: приезжали к нам в хозяйство и те, кто был у нас в плену во время и после Великой Отечественной войны. Все они очень хорошо отзывались о русских.

Пока я любовался нашими лесами, к которым сентябрь добавил своих ярких красок, сменив наряд лиственных деревьев, изредка проглядывающих среди вечнозеленых елей, на осеннее золото, Кондратьев начал рассказывать о хозяйстве «Селигер».

- Общая площадь охотничьих угодий составляет 271,4 тысячи гектаров. Территория разделена на девять участков. В нашу работу входит ведение охотничьего и лесного хозяйства, биотехнические мероприятия, учет численности, охрана и разведение животных, а также прием и обслуживание туристов. На территории хозяйства располагаются два комфортабельных коттеджа, готовых принять до 40 гостей. Также мы занимаемся отстрелом животных для поддержания оптимальной численности. У нас осуществляется охота на лосей, медведей, кабанов, благородных оленей, глухарей, тетеревов, вальдшнепов, зайцев, лис и водоплавающую дичь. Ведем борьбу с волками, - главными вредителями хозяйства. Если численность не контролировать, то хозяйство может получить значительный урон. Это очень важная задача. Система хорошо отлажена, и мы имеем стабильное число особей из года в год.

Наконец мы прибыли в вольерное хозяйство вблизи от Лежнева. Юрий Кондратьев рассказал, что оно занимает 218 гектаров. - Разводим кабанов, пятнистых оленей, европейских муфлонов. Мы их отлавливаем, кормим, лечим, помечаем ушными бирками и после расселяем, - пояснил он.

К сожалению, оленей нам застать не удалось, но зато мне показали, как происходит кормление кабанов. Их собралось два десятка: большая часть стада совсем еще маленькие кабанята, но были и довольно крупные особи. Черно-бурые прародители домашних свинок поначалу вызывали некоторое опасение, и я держался на расстоянии. Но при ближайшем рассмотрении они оказались довольно милыми и даже любезно согласились попозировать для камеры.

После удачной фотоохоты, уже на обратном пути, нашлось, что рассказать и нашему спутнику. Николай Иванович Андреянов - опытный охотовед, работающий в хозяйстве почти с самого его основания. Обладает непререкаемым авторитетом и пользуется большим уважением у егерей и охотоведов, всегда готов поделиться своим опытом и придти на выручку. Товарищи называют его просто - дядя Коля.

- Я пришел в ГЛОХ «Селигер» в 1968 году на должность лесника-егеря. Мы занимались восстановлением хозяйства, завозили и разводили кабанов, бобров и американских норок. Подкармливали их. Потом я ушел на два с половиной года в армию, а по возвращению год проработал в совхозе «Селигер». В 1974 заместитель директора гослесоохотхозяйства Леонид Иванов предложил мне вернуться на ту же должность, и я согласился. Лет пять я уже работаю охотоведом. Раньше к нам приезжало много иностранцев: французы, немцы и даже японцы. Охотились на медведей и лосей, реже на кабанов, иногда ходили на глухаря. Иностранцы, конечно, были очень довольны, все восхищались природой нашего края. Охота всегда была организована по высшему разряду. Часто бывало так, что, сходив с нами раз на охоту, зарубежные гости уже не могли отказать себе в этом удовольствии и приезжали снова. Интересный факт: приезжали к нам в хозяйство и те, кто был у нас в плену во время и после Великой Отечественной войны. Все они очень хорошо отзывались о русских.

- Общая площадь охотничьих угодий составляет 271,4 тысячи гектаров. Территория разделена на девять участков. В нашу работу входит ведение охотничьего и лесного хозяйства, биотехнические мероприятия, учет численности, охрана и разведение животных, а также прием и обслуживание туристов. На территории хозяйства располагаются два комфортабельных коттеджа, готовых принять до 40 гостей. Также мы занимаемся отстрелом животных для поддержания оптимальной численности. У нас осуществляется охота на лосей, медведей, кабанов, благородных оленей, глухарей, тетеревов, вальдшнепов, зайцев, лис и водоплавающую дичь. Ведем борьбу с волками, - главными вредителями хозяйства. Если численность не контролировать, то хозяйство может получить значительный урон. Это очень важная задача. Система хорошо отлажена, и мы имеем стабильное число особей из года в год.

Наконец мы прибыли в вольерное хозяйство вблизи от Лежнева. Юрий Кондратьев рассказал, что оно занимает 218 гектаров. - Разводим кабанов, пятнистых оленей, европейских муфлонов. Мы их отлавливаем, кормим, лечим, помечаем ушными бирками и после расселяем, - пояснил он.

К сожалению, оленей нам застать не удалось, но зато мне показали, как происходит кормление кабанов. Их собралось два десятка: большая часть стада совсем еще маленькие кабанята, но были и довольно крупные особи. Черно-бурые прародители домашних свинок поначалу вызывали некоторое опасение, и я держался на расстоянии. Но при ближайшем рассмотрении они оказались довольно милыми и даже любезно согласились попозировать для камеры.

После удачной фотоохоты, уже на обратном пути, нашлось, что рассказать и нашему спутнику. Николай Иванович Андреянов - опытный охотовед, работающий в хозяйстве почти с самого его основания. Обладает непререкаемым авторитетом и пользуется большим уважением у егерей и охотоведов, всегда готов поделиться своим опытом и придти на выручку. Товарищи называют его просто - дядя Коля.

- Я пришел в ГЛОХ «Селигер» в 1968 году на должность лесника-егеря. Мы занимались восстановлением хозяйства, завозили и разводили кабанов, бобров и американских норок. Подкармливали их. Потом я ушел на два с половиной года в армию, а по возвращению год проработал в совхозе «Селигер». В 1974 заместитель директора гослесоохотхозяйства Леонид Иванов предложил мне вернуться на ту же должность, и я согласился. Лет пять я уже работаю охотоведом. Раньше к нам приезжало много иностранцев: французы, немцы и даже японцы. Охотились на медведей и лосей, реже на кабанов, иногда ходили на глухаря. Иностранцы, конечно, были очень довольны, все восхищались природой нашего края. Охота всегда была организована по высшему разряду. Часто бывало так, что, сходив с нами раз на охоту, зарубежные гости уже не могли отказать себе в этом удовольствии и приезжали снова. Интересный факт: приезжали к нам в хозяйство и те, кто был у нас в плену во время и после Великой Отечественной войны. Все они очень хорошо отзывались о русских.

Наконец мы прибыли в вольерное хозяйство вблизи от Лежнева. Юрий Кондратьев рассказал, что оно занимает 218 гектаров. - Разводим кабанов, пятнистых оленей, европейских муфлонов. Мы их отлавливаем, кормим, лечим, помечаем ушными бирками и после расселяем, - пояснил он.

К сожалению, оленей нам застать не удалось, но зато мне показали, как происходит кормление кабанов. Их собралось два десятка: большая часть стада совсем еще маленькие кабанята, но были и довольно крупные особи. Черно-бурые прародители домашних свинок поначалу вызывали некоторое опасение, и я держался на расстоянии. Но при ближайшем рассмотрении они оказались довольно милыми и даже любезно согласились попозировать для камеры.

После удачной фотоохоты, уже на обратном пути, нашлось, что рассказать и нашему спутнику. Николай Иванович Андреянов - опытный охотовед, работающий в хозяйстве почти с самого его основания. Обладает непререкаемым авторитетом и пользуется большим уважением у егерей и охотоведов, всегда готов поделиться своим опытом и придти на выручку. Товарищи называют его просто - дядя Коля.

- Я пришел в ГЛОХ «Селигер» в 1968 году на должность лесника-егеря. Мы занимались восстановлением хозяйства, завозили и разводили кабанов, бобров и американских норок. Подкармливали их. Потом я ушел на два с половиной года в армию, а по возвращению год проработал в совхозе «Селигер». В 1974 заместитель директора гослесоохотхозяйства Леонид Иванов предложил мне вернуться на ту же должность, и я согласился. Лет пять я уже работаю охотоведом. Раньше к нам приезжало много иностранцев: французы, немцы и даже японцы. Охотились на медведей и лосей, реже на кабанов, иногда ходили на глухаря. Иностранцы, конечно, были очень довольны, все восхищались природой нашего края. Охота всегда была организована по высшему разряду. Часто бывало так, что, сходив с нами раз на охоту, зарубежные гости уже не могли отказать себе в этом удовольствии и приезжали снова. Интересный факт: приезжали к нам в хозяйство и те, кто был у нас в плену во время и после Великой Отечественной войны. Все они очень хорошо отзывались о русских.

К сожалению, оленей нам застать не удалось, но зато мне показали, как происходит кормление кабанов. Их собралось два десятка: большая часть стада совсем еще маленькие кабанята, но были и довольно крупные особи. Черно-бурые прародители домашних свинок поначалу вызывали некоторое опасение, и я держался на расстоянии. Но при ближайшем рассмотрении они оказались довольно милыми и даже любезно согласились попозировать для камеры.

После удачной фотоохоты, уже на обратном пути, нашлось, что рассказать и нашему спутнику. Николай Иванович Андреянов - опытный охотовед, работающий в хозяйстве почти с самого его основания. Обладает непререкаемым авторитетом и пользуется большим уважением у егерей и охотоведов, всегда готов поделиться своим опытом и придти на выручку. Товарищи называют его просто - дядя Коля.

- Я пришел в ГЛОХ «Селигер» в 1968 году на должность лесника-егеря. Мы занимались восстановлением хозяйства, завозили и разводили кабанов, бобров и американских норок. Подкармливали их. Потом я ушел на два с половиной года в армию, а по возвращению год проработал в совхозе «Селигер». В 1974 заместитель директора гослесоохотхозяйства Леонид Иванов предложил мне вернуться на ту же должность, и я согласился. Лет пять я уже работаю охотоведом. Раньше к нам приезжало много иностранцев: французы, немцы и даже японцы. Охотились на медведей и лосей, реже на кабанов, иногда ходили на глухаря. Иностранцы, конечно, были очень довольны, все восхищались природой нашего края. Охота всегда была организована по высшему разряду. Часто бывало так, что, сходив с нами раз на охоту, зарубежные гости уже не могли отказать себе в этом удовольствии и приезжали снова. Интересный факт: приезжали к нам в хозяйство и те, кто был у нас в плену во время и после Великой Отечественной войны. Все они очень хорошо отзывались о русских.

После удачной фотоохоты, уже на обратном пути, нашлось, что рассказать и нашему спутнику. Николай Иванович Андреянов - опытный охотовед, работающий в хозяйстве почти с самого его основания. Обладает непререкаемым авторитетом и пользуется большим уважением у егерей и охотоведов, всегда готов поделиться своим опытом и придти на выручку. Товарищи называют его просто - дядя Коля.

- Я пришел в ГЛОХ «Селигер» в 1968 году на должность лесника-егеря. Мы занимались восстановлением хозяйства, завозили и разводили кабанов, бобров и американских норок. Подкармливали их. Потом я ушел на два с половиной года в армию, а по возвращению год проработал в совхозе «Селигер». В 1974 заместитель директора гослесоохотхозяйства Леонид Иванов предложил мне вернуться на ту же должность, и я согласился. Лет пять я уже работаю охотоведом. Раньше к нам приезжало много иностранцев: французы, немцы и даже японцы. Охотились на медведей и лосей, реже на кабанов, иногда ходили на глухаря. Иностранцы, конечно, были очень довольны, все восхищались природой нашего края. Охота всегда была организована по высшему разряду. Часто бывало так, что, сходив с нами раз на охоту, зарубежные гости уже не могли отказать себе в этом удовольствии и приезжали снова. Интересный факт: приезжали к нам в хозяйство и те, кто был у нас в плену во время и после Великой Отечественной войны. Все они очень хорошо отзывались о русских.

- Я пришел в ГЛОХ «Селигер» в 1968 году на должность лесника-егеря. Мы занимались восстановлением хозяйства, завозили и разводили кабанов, бобров и американских норок. Подкармливали их. Потом я ушел на два с половиной года в армию, а по возвращению год проработал в совхозе «Селигер». В 1974 заместитель директора гослесоохотхозяйства Леонид Иванов предложил мне вернуться на ту же должность, и я согласился. Лет пять я уже работаю охотоведом. Раньше к нам приезжало много иностранцев: французы, немцы и даже японцы. Охотились на медведей и лосей, реже на кабанов, иногда ходили на глухаря. Иностранцы, конечно, были очень довольны, все восхищались природой нашего края. Охота всегда была организована по высшему разряду. Часто бывало так, что, сходив с нами раз на охоту, зарубежные гости уже не могли отказать себе в этом удовольствии и приезжали снова. Интересный факт: приезжали к нам в хозяйство и те, кто был у нас в плену во время и после Великой Отечественной войны. Все они очень хорошо отзывались о русских.

Многие знали наш язык. "Хорошо отдохнуть душой в русских лесах, на русской природе" - говорили они. Иностранцы, кстати, очень культурные и дисциплинированные люди, работать с ними даже легче, чем с нашими. Охотились с вышек утром или вечером, если не удавалось завалить зверя с первого выстрела, то выходили на его поиски с собаками. Медведи у нас попадаются крупные, до 300 килограммов, такого с первого выстрела завалить сложно. Раненый зверь очень опасен и непредсказуем. Был такой случай. Мы вышли добивать медведя подранка, а по правилам выстрел должен сделать тот, кто его ранил. Так вот, у охотника заело карабин, а зверь кинулся не на него, а на стоящего рядом человека. Карабин тогда заело и у другого охотника. Опасный момент был, но все обошлось. Уложили зверя в упор. Сейчас из-за рубежа у нас бывают редко. На крупного зверя они почти не ходят, чаще на глухаря. Дорого, говорят, в России отдыхать стало. Что касается работы, то ее у нас всегда хватает. Помимо чисто хозяйственных дел, на нас вот еще и техника. (На протяжении всего интервью Николай Иванович пытался отремонтировать какую-то автомобильную деталь. А.Р).

Многие знали наш язык. "Хорошо отдохнуть душой в русских лесах, на русской природе" - говорили они. Иностранцы, кстати, очень культурные и дисциплинированные люди, работать с ними даже легче, чем с нашими. Охотились с вышек утром или вечером, если не удавалось завалить зверя с первого выстрела, то выходили на его поиски с собаками. Медведи у нас попадаются крупные, до 300 килограммов, такого с первого выстрела завалить сложно. Раненый зверь очень опасен и непредсказуем. Был такой случай. Мы вышли добивать медведя подранка, а по правилам выстрел должен сделать тот, кто его ранил. Так вот, у охотника заело карабин, а зверь кинулся не на него, а на стоящего рядом человека. Карабин тогда заело и у другого охотника. Опасный момент был, но все обошлось. Уложили зверя в упор. Сейчас из-за рубежа у нас бывают редко. На крупного зверя они почти не ходят, чаще на глухаря. Дорого, говорят, в России отдыхать стало. Что касается работы, то ее у нас всегда хватает. Помимо чисто хозяйственных дел, на нас вот еще и техника. (На протяжении всего интервью Николай Иванович пытался отремонтировать какую-то автомобильную деталь. А.Р).

Побывав в вольерном хозяйстве, я не мог не поинтересоваться у Юрия, как обстояли в хозяйстве дела, с такой внезапно возникшей в этом году напастью, как африканская чума.

- В нашей области было выявлено четыре очага эпидемии. В связи с этим, в нашем хозяйстве были немедленно приняты меры по защите животных. Мы обрабатывали кормовые площадки, места наибольшего скопления зверя, усилили мониторинг. Был проведен отстрел двух особей и взяты все необходимые пробы. Не было подтверждено ни одного случая. Вирус нас миновал.

Что ж, пусть и дальше неприятности обходят стороной этих людей. Они делают нужное дело и хорошо справляются со своей работой. Спасибо за интересную поездку.

Андрей РЯБОЧКИН




листовка на сайт 250+280