Новости
07.04.2022

Весенняя охота пройдет в три этапа. С 9 по 18 апреля охотиться можно на территориях Абзелиловского, Альшеевского, Аургазинского, Баймакского, Бакалинского, Белебеевского, Бижбулякского, Благоварского, Буздякского, Давлекановского, Ермекеевского, Зианчуринского, Кугарчинского, Кушнаренковского, Куюргазинского, Мелеузовского, Миякинского, Стерлибашевского, Стерлитамакского, Туймазинского, Федоровского, Хайбуллинского, Чишминского, Шаранского районов.

17.09.2021
Протокол № 2 заседания комиссии по организации и проведению жеребьевки на право получения разрешения на добычу лося  в общедоступных охотничьих угодьях Республики Башкортостан от 16.09.2021
Главная \ Статьи \ Как подать в суд на кабана?

Статьи

Как подать в суд на кабана?  11.08.2011 22:36

Как подать в суд на кабана?
Проблема взаимоотношений частных охотхозяйств и местного населения становится всё более острой.

Мы уже писали о непростых отношениях частных охотхозяйств и местных охотников ("МК в Нижнем", № 4 от 20-27 января 2010 года). Корреспондент дважды выезжал в Варнавинский район, точнее, в Шудский край, чтобы на месте проверить жалобы охотников. И убедился, что ситуация изменилась не в лучшую сторону.ммммммммммм

Назад к Советам.

Не будем лишний раз говорить о нюансах нового закона "Об охоте...". Его постоянно обсуждают на различных охотничьих сайтах. А если резюмировать многочисленные высказывания, то "по жизни" получается приблизительно такая ситуация: городские охотники жалуются на то, что они вынуждены объезжать множество охотхозяйств, чтобы купить лицензию или хотя бы застать егеря! Если учитывать, что в распоряжении горожанина обычно два выходных дня, то удовольствие от таких разъездов более чем сомнительное. Также "горожане" обвиняют сельских охотников в повальном браконьерстве. В ответ те жалуются, что "браконьерить" им не на кого и негде - этим занимаются владельцы частных охотхозяйств и их гости. Единство городских и сельских лишь в одном: идеальной была советская система общественных охотничьих организаций.

Примечательно, но и в прошлый, и в этот раз офис "частника" был закрыт, а телефон, указанный на аншлаге - "временно не доступен".

Пообщались с местным населением, они задавали мне вопросы, на которые вряд ли смог бы ответить и опытный юрист.

Например, охотник Евгений Антонов высадил на своем усаде элитный сорт картофеля. В прошлом году половину урожая потравили кабаны. В июле этого года - около трети. Для Антонова (он соцработник, за пять тысяч рублей в месяц помогает старикам) это более чем ощутимый урон. Куда же ему пожаловаться? Во все времена выход был простой: сделать засидку и подстрелить парочку лесных хрюшек. Другим будет неповадно. Но сейчас ситуация иная - кабанчики ныне не "государевы", а частные. То есть имеется большая вероятность, что отвечать за защиту своих плантаций придется как за браконьерство.

- На практике выходит, что, если даже я выйду с ружьем и без лицензии, я уже браконьер! - удивляется Антонов. - Но это еще полбеды. Если все делать по закону, я должен подать в суд. Но на кого? Из чьих угодий пришли кабаны - я не могу определить. И на их владельцев в суд подать не могу. Что же, мне на кабанов жаловаться? Получается,из-за частников мы не только охотиться не можем, но и сельским хозяйством заниматься?

Смех смехом, а вопрос этот более чем серьезный. Дело в том, что четкой схемой расположения частных охотоугодий местное население не обладает. То есть купил лицензию в одном хозяйстве, подраненный зверь ушел в другое, ты его добил - значит, браконьер. Еще несколько лет назад местные охотники обращались в администрацию и местную газету, чтобы опубликовали схему расположения охотоугодий. В рассказанной ситуации охотник-земледелец Антонов прошел бы по следам, определил, откуда пришли кабаны, и подал в суд на конкретное охотхозяйство.

Я играю на гармошке!

А вот с учителем труда из села Горки Николаем Дроздовым иной случай. Попав под сокращение, он решил заняться фермерством. И на сэкономленные с грошовой зарплаты средства скупил колхозные паи. Благо, те недорого стоили. Сейчас он оформляет документы на свои сельхозугодья. Но вот этой весной оказалось, что они могут принадлежать не только ему и являться уже охотугодьями.

- Я посеял овес для скотины. Потом ко мне приезжает егерь из "Шудского края" и говорит, что они на этой земле будут ставить вышки для охоты на медведя и кабана. Я поясняю, что у меня сельхозугодья и к охоте они не имеют никакого отношения. И вообще, это моя земля. Через какое- то время (на этом поле находился мой сын) приехали люди на трех квадроциклах и джипе, заявили, что они из "Шудского края", и велели сыну убираться. Дескать, это их земля. Сын не испугался, сказал, что отец эти земли выкупил, и сам этих крутых послал... Те уехали, но потом явились ко мне домой и вновь заявили, что будут вышки ставить... Мне это надоело, говорю, что "приду с гармошкой и буду играть на этом поле - медведей отгонять!". Пока конфликт исчерпан. Слава богу, за ружья не хватались... Но, боюсь, до этого может дойти... Я консультировался с нашим главным специалистом по кадастру. Он сказал, что на этих землях я могу спокойно заниматься сельским хозяйством. Но меня волнует другой вопрос: имеют ли они право так ко мне соваться?

Стоит вспомнить, что перед принятием закона "Об охоте..." депутаты немало распинались о том, что в нем будет прописан приоритет местного населения. В прошлом материале мы рассказывали, как местные охотники написали бумагу в варнавинскую прокуратуру с жалобой на браконьерство в охотхозяйстве "Шудский край". К жалобе прилагались фотографии следов крови от двух убиенных лосей. Полученный ответ, как говорится, "без пол-литры не разберешь".

Недавно охотники написали еще одну жалобу, на этот раз уже в Нижний Новгород. Сейчас они требуют вернуть угодья общего пользования, которые захватили частники. Стоит заметить, что в Варнавинском районе таких угодий уже нет. Ответ на жалобу пока не пришел, но нетрудно догадаться, каковым он будет. И, зная местные реалии, я не берусь утверждать, что мужики с жиру бесятся. Проохотившись всю жизнь в родных лесах, сейчас они на эти места легально попасть не могут.

И понятно, что любое новшество они воспринимают критически: даже если закон и хорош, то на "местах" все будет "по-своему". Например, нашумевший законопроект о водных угодьях воспринимается как "с удочкой на зорьке уже не посидишь". Причина тому - банальное отсутствие информации.

Как уже было сказано, карта охот-угодий сродни карте кладов Стеньки Разина. Мне повезло. Не буду говорить у кого, но правдами и неправдами я заполучил мятую ксерокопию с непонятной датировкой. О ее точности и актуальности мне никто ничего сказать не мог. Но смотрели с завистью. Тем более, что недавно в местной газете опубликовали телефон неясного места, где можно купить путевки. Никто из опрошенных дозвониться туда не смог.

"Они просто пришли - и всё!"

Теперь хочется рассказать об истории возникновения частного хозяйства в Шудском крае. За информацией "изнутри" я обратился к бывшему председателю антонихинского сельсовета, на территории которого и возникло частное хозяйство, Николаю Комухину. Сейчас он на пенсии и о своей "бюрократской" деятельности старается не вспоминать. Хотя, находясь "при должности", резко выступал против появления частников.

- Они просто пришли - и все. Никакого особого общения с местными у них не было. Пока я был председателем сельсовета, я от них никаких карт или бумаг об их охотоустройстве не видел. И до сих пор не знаю, где чьи земли находятся! На все мои претензии мне показывали бумаги из районной администрации. Я был против, но на мои протесты никто не обращал внимания.

По мнению Комухина, который благодаря нововведениям уже пять лет не охотится, в идеале должен быть собран некий референдум, на котором могли бы присутствовать и местные охотники, и представители охотхозяйств. На нем следовало бы оговорить четкие границы угодий и условия охоты. А в идеале - должны быть возращены угодья общего пользования, путевки выдаваться на месте в сельсовете (этим сезонно может заниматься один из сотрудников), а в местной газете надо публиковать информацию, где что находится. А за "частниками" установить жесткий, не только государственный, но и общественный контроль. И охотчиновникам вписать в должностные обязанности прием, а главное - разбор жалоб от населения. Благо, мобильники у всех есть. Увидел, что частник делает что-то не то - звони проверяющему! Но на практике это только мечты.

- Всю дичь бьют частники. Мы на копытных лицензий купить не можем. Получается, нас просто толкают на браконьерство. А они - браконьеры "в законе". У них оптика, квадрациклы, снегоходы, приборы ночного видения. Куда зверь от них денется? От мужика с двухстволкой шансов уйти гораздо больше! Сам посуди: карабин с оптикой на 300 метров бьет, обычное ружье - 70-80 метров. И что получается? По закону отбирать в лесу ружье егери не могут. Только во время совместных рейдов с милицией. А я слышал, отбирали у нас... Стоит вспомнить, что при советской власти появление ведомственных охотхозяйств всегда начиналось с согласования с местным населением.

"Интерес подогревался местными властями"

В прошлой статье мы привели разговор с заслуженным варнавинским охотником с 50-летним стажем охотоведом частного охотхозяйства "Александровское" Анатолием Александровичем Ворониным. Тогда он говорил, что советская халява закончилась и пришло время охотникам платить за удовольствие. А частникам следует понять свою ответственность. Сейчас он ушел на пенсию и о своей последней работе вспоминает с неприязнью:

- "Александровское" принадлежит главе местного самоуправления Александру Бодякшину. И назвал он его в честь себя любимого. А еще два с половиной года назад на этих землях были угодья общего пользования. Я ушел оттуда, потому что понял, учредителям оно не нужно. В него ничего не вкладывалось - просто была возможность прибрать угодья общего пользования. Работать мне просто не давали: денег на биотехнические мероприятия нет, транспорта нет. Чтобы кормушки ставить, я в 70 лет на себе доски по колено в снегу по несколько километров таскал! И зачем мне такая работа? Вообще, хочется сказать, что у нас не с одной охотой проблемы. Возникает ощущение, что лесоустроительные работы у нас вовсе не проводятся. А ведь лес - главное богатство нашего края! Год назад ураганом повалило тысячи гектаров хорошего товарного леса. Так он до сих пор лежит и гниет! Нам что, деньги не нужны?

Также Анатолий Александрович поведал нам историю появления "варягов" в Варнавинском районе.

- Этот интерес подогревали местные районные власти еще в начале 90-х годов. Например, глава райисполкома Анатолий Павлович Захаров сам был заядлый охотник. А чем еще наш район мог привлечь областную власть? Только природными богатствами. На практике это была охота-рыбалка и пьянка-гулянка. Нижегородцам это очень понравилось, и они с тех пор стали приезжать регулярно. Тогда в Карелихе для этих целей построили охотничий домик. Охота закрылась, а там вовсю стреляют! Понятно, что районный охотовед на это глаза закрывал. Сейчас на этой базе возникло охотхозяйство "Русский дом". Вообще весь переход общественных угодий проводился тихой сапой. А потом - раз, и уже частные владения.

Константин Гусев. 




 

листовка на сайт 250+280

Объявления о продаже б/у гражданского оружия

logoVk1