Новости
07.04.2022

Весенняя охота пройдет в три этапа. С 9 по 18 апреля охотиться можно на территориях Абзелиловского, Альшеевского, Аургазинского, Баймакского, Бакалинского, Белебеевского, Бижбулякского, Благоварского, Буздякского, Давлекановского, Ермекеевского, Зианчуринского, Кугарчинского, Кушнаренковского, Куюргазинского, Мелеузовского, Миякинского, Стерлибашевского, Стерлитамакского, Туймазинского, Федоровского, Хайбуллинского, Чишминского, Шаранского районов.

17.09.2021
Протокол № 2 заседания комиссии по организации и проведению жеребьевки на право получения разрешения на добычу лося  в общедоступных охотничьих угодьях Республики Башкортостан от 16.09.2021
Главная \ Статьи \ Кстати о птичках...

Статьи

Кстати о птичках...  02.08.2011 08:09

Кстати о птичках...
Ратовать за возврат к прежней системе нормирования добычи охотничьих ресурсов так же неразумно, как и за отмену Приказа.

В период с 2010 по 2011 год Департаментом государственной политики и регулирования в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов было разработано 24 нормативных правовых акта предусмотренных ФЗ-209 «Об охоте...». Несомненно, любой документ, написанный «юридическим» языком, достаточно сложен для восприятия и для понимания сути требует глубокого осмысления. При «поверхностном» ознакомлении с текстом документа у обывателя зачастую возникает больше вопросов, чем ответов, которые он искал. Характерным тому примером является статья зоолога В.Г. Борщевского «Приказ исправлен, нелепости сохранены», опубликованная в «РОГ» № 30 за 2011 г.

Прочитав статью от начала до конца, был немало удивлен тем, что ее автор, так переживающий за состояние численности охотничьих животных и благополучие охотничьего хозяйства России в целом, заглянул в текст 138-го Приказа Минприроды лишь недавно, тогда как он был принят 30 апреля 2010 г., а Приказ № 554, внесший в него изменения, существует уже более полугода.

Важнейшей особенностью критикуемого Приказа является то, что с его принятием у охотпользователей появилась реальная возможность самим рассчитывать и требовать от уполномоченного органа квоты добычи охотничьих животных исходя из имеющейся численности в охотхозяйстве и допустимых нормативов изъятия. Эта мера должна стимулировать увеличение численности животных в угодьях, проведение их учета и охраны на переданной в пользование территории.

Основным смысловым стержнем статьи зоолога В. Г. Борщевского является умозаключение о том, что реализация на практике положений Приказа повлечет за собой перепромысел и истребление охотничьих ресурсов. Однако изучив публикацию, мы сделали совершенно иной вывод: причина возможной «деградации населения животных» кроется не в реализации положений Приказа, а в корректности данных, на основании которых рассчитывается доля возможного изъятия. Следовательно, нужно стремиться не к отмене действия Приказа, а к повышению качества учетных работ, поскольку существующая система мониторинга нуждается в кардинальном реформировании.

Не совсем логичной кажется критика Приказа и в ракурсе сравнения его с предыдущими документами, регламентировавшими добычу охотничьих животных (инструкции о порядке добычи диких копытных животных, бурых медведей и др., утвержденных Главохотой). Принципиальных различий в нормативах добычи охотничьих животных в этих двух документах нет, за исключением взрослых самцов оленьих «на реву», поскольку при необоснованно заниженном нормативе в 5% получить разрешение на добычу хотя бы одной особи для большинства охотхозяйств было попросту нереально. Следует напомнить автору, что и в прежние времена, начиная с 70-х годов 20 века, основным способом учета охотничьих животных был зимний маршрутный учет с достаточно высокой ошибкой полученных данных, однако никакого тотального вымирания дичи не наблюдалось. Снижение численности большинства видов копытных в 90-е годы прошлого столетия обусловлено в первую очередь размахом браконьерства и хищничеством волков в период глубоких социально-экономических преобразований в стране. Принципиальным отличием существующей системы нормирования использования охотничьих животных является то, что долю возможного изъятия определяет сам охотпользователь в зависимости от численности охотничьих животных на закрепленной территории. Ранее эту работу делал областной чиновник, определяя численность животных в конкретном охотхозяйстве исходя из показателей численности по административному району, получая нечто похожее на «среднюю температуру по больнице».

Установленные Приказом нормативы добычи важнейших видов достаточно «гуманны», и это подтверждается тем, что они значительно ниже естественного биологического прироста охотничьих животных. Например, ежегодный биологический прирост большинства видов копытных составляет 25-30% (у косули - до 40%), в то время как максимальный норматив допустимого изъятия этих видов, установленный Приказом, составляет 18%. Таким образом, данный Приказ направлен на увеличение количества охотничьих ресурсов.

Следует напомнить автору и о том, что точные данные для планирования квот добычи имеют важнейшее значение лишь для крупных и малочисленных видов животных. Динамика численности мелких массовых видов в большей степени зависит от естественных условий (наличия кормов, погоды) и в меньшей - от охотничьего пресса. Например, в Сибири промысловики добывают до 80% белки на своих участках, и в случае урожая кедровой шишки к следующему сезону охоты численность вида полностью восстанавливается или даже увеличивается.

Констатация автором факта, что чем малочисленнее учитываемый вид животного, тем выше ошибка данных о его численности, не выдерживает никакой критики. Да, действительно, при определении численности охотничьих животных на территории небольшого охотничьего хозяйства с помощь методики ЗМУ в устаревшей редакции точность полученных сведений будет невысока. Учитывая это, в настоящее время во всех высокоорганизованных охотничьих хозяйствах для планирования квот добычи охотничьих животных проводят специализированные (как правило видовые) учеты численности, которые позволяют оценить запасы животных с очень высокой точностью, а иногда даже пересчитать животных поголовно (например, учет кабана на подкормочных площадках).

Ошибочно мнение автора и в отношении определения численности малочисленных видов животных, таких как рысь, волк, медведь и др. К примеру, во многих охотничьих хозяйствах, расположенных в Европейской части страны, охотоведы знают не только абсолютную численность медведя на закрепленной территории, но еще и отличают разных особей по индивидуальным признакам (окраске меха, размеру отпечатка лап и т.д.). Причиной таких точных данных о численности вида является большой размер индивидуальных участков отдельных особей и, как следствие, относительно низкая численность вида на территории охотхозяйства. То же касается и рыси, численность которой на территории отдельно взятого охотничьего хозяйства может быть установлена с точностью до одной особи (например, с помощью методики картирования индивидуальных участков).

Нужно помнить и о том, что точность данных учета на больших территориях не всегда высока. Зачастую бывает наоборот: чем меньше площадь охотхозяйства, тем точнее данные учета. Например, в охотничьем хозяйстве площадью 10 тыс. га силами трех егерей учет лосей можно провести с точностью ±3-5%, на территории охотхозяйства в 100 тыс. га при таких же трудозатратах - с точностью ±8-10%, а в охотничьем хозяйстве площадью в 1 млн га три егеря будут иметь лишь ориентировочное представление о численности вида.

Что касается минимального количества охотничьих животных, после которого возможна добыча хотя бы одной особи, то здесь следует вспомнить основы экологии: жизнеспособность группировки животных численностью менее 30 особей очень низка, особенно крупных млекопитающих. Именно поэтому при проведении акклиматизации рекомендуется выпускать в угодья партию животных численностью не менее 30 голов. По этой же причине при восстановлении в послевоенные годы численности зубра ученым пришлось скрещивать чистокровных европейских животных с близким американским видом - бизоном. Если бы этого не сделали, то вид на планете не уцелел.

Досадно, что у автора статьи очень смутное представление о современном состоянии ведения охотничьего хозяйства в стране. В настоящее время создано и успешно функционирует множество охотничьих хозяйств, в которых на самом высоком уровне проводятся биотехнические работы, налажена охрана животных и дичеразведение, ведется круглогодичное слежение за их численностью, а добыча четко нормируется (в том числе по полу и возрасту). Однако автор сравнивает всех охотпользователей с «федотами пупкиными», считает, что они «располагают самыми смутными» сведениями о численности охотничьих животных и передача им полномочий по управлению ресурсами охотничьих животных будет лишь «узаконивать произвол».

Некомпетентность автора в вопросе, который он взялся обсуждать, проявляется и в том, что он не предвидит последствий отмены 138-го Приказа, а именно: это действие парализует охотничье хозяйство страны, будет иметь катастрофические экономические последствия для охотпользователей, приведет к социальному взрыву в среде охотников и повлечет небывалый размах браконьерства (охотиться все равно не перестанут). В настоящее время объективных причин для отмены Приказа не существует. Численность большинства видов охотничьих животных (копытные, медведь, пушные) в последние годы в стране увеличивается, особенно в регионах Европейской части страны, где максимальна плотность населения, в том числе и охотников.

Напомним автору, что проект Приказа проходил длительное публичное обсуждение и получил множество положительных отзывов от охотоведов, ученых и охотпользователей, в то время как конструктивных предложений по совершенствованию данного нормативного акта от зоолога В. Г. Борщевского в адрес Минприроды России не поступало.

Ратовать за возврат к прежней системе нормирования добычи охотничьих ресурсов так же неразумно, как и за отмену Приказа. По-видимому, автор статьи уже забыл, что «централизованное» распределение лицензий на добычу охотничьих животных имело мощнейшую коррупционную составляющую, которая проявлялась в том, что в так называемые «элитные» охотничьи хозяйства лицензий на копытных выдавалось в несколько раз больше, чем, например, в охотничьи хозяйства областного общества охотников. При этом «рассказы» чиновников о том, что при распределении лицензии учитывалось территориальное распределение животных или их популяционная структура, зачастую не выдерживают никакой критики.

В целом статья зоолога В. Г. Борщевского «Приказ исправлен, нелепости сохранены» не содержит в себе ничего, кроме голословной критики, а какие-либо конструктивные предложения по совершенствованию 138-го Приказа отсутствуют.

Николай Моргунов, директор ФГБУ «Центрохотконтроль»




 

листовка на сайт 250+280

Объявления о продаже б/у гражданского оружия

logoVk1