Новости
23.10.2017

На базе охотничьего хозяйства "Бобер" прошла коллективная охота на лис.

02.10.2017

У каждого рыбака эта мечта может быть разной. Для кого-то, этот показатель равен размаху рук, для кого-то большим весом, а для кого-то и щука на пару килограммов, пока остается мечтой о трофее.

Главная \ Охотустройство \ Роль лесного хозяйства и лесоэксплуатации в охотничьем хозяйстве

Роль лесного хозяйства и лесоэксплуатации в охотничьем хозяйстве

Деятельность человека в лесах очень часто оказывается фактором, настолько мощно действующим на лесные биогеоценозы, что она бывает, способна совершенно заслонить собой влияние природных факторов среды на лесных охотничьих животных.

Мы включаем сюда охоту во всех ее формах, хозяйственную деятельность человека по эксплуатации лесных ресурсов (преимущественно древесины) и их воспроизводству, а также по превращению земель лесного фонда в территории нелесные - в сельскохозяйственные угодья разного рода, для целей жилищного и промышленного строительства и т. д. Но мы имеем в виду не только это, а и непреднамеренные действия, и косвенные результаты, которые тем не менее, внесли глубокие изменения в жизнь леса.

Большинство лесных пожаров возникает по вине человека. Грозовые явления имеют второстепенное значение и очень узкую локализацию, так как большей частью сопровождаются дождями. Широко были распространены по всем лесам земного шара и преднамеренные палы для расширения площади пашен, для улучшения лесных пастбищ диких животных, для повышения плодородия брусники (в западносибирских сосновых борах) и т. д.

В истреблении некоторых видов животных, в том числе охотничьих, более всего повинен человек. Неумеренной эксплуатации не может выдержать ни один вид животных. Не только мамонт, но и тур, зубр, дикая лесная лошадь были истреблены человеком. Этой участи едва избежали соболь и речной бобр.

Были случаи, когда невежественные (если не хищнические) приемы лесоэксплуатации приводили к обесцениванию обширнейших площадей не только в лесохозяйственном отношении, но и как охотничьих угодий. Достаточно напомнить массовое заболачивание лесосек при сплошной концентрированной рубке в зоне европейской тайги.

В большинстве случаев (есть исключения) интересы охотничьего хозяйства и рационального, научно обоснованного лесного хозяйства совпадают. Точно также есть много общего в бонитетах типов местопроизрастания и в бонитетах лесных охотничьих угодий. Лесохозяйственная продуктивность и продуктивность лесных охотничьих угодий питаются из одного источника.

Вмешательство человека в естественные процессы жизни лесных биогеоценозов не всегда было отрицательным. Не следует полагать, что первозданные, не тронутые топором и огнем леса были всегда более продуктивными лесными охотничьими угодьями. Высокопродуктивны алтайско-саянская горная тайга или темно-хвойно-широколиственные горные леса северо-западного Кавказа, и малопродуктивны равнинные монотонные одновозрастные леса, появившиеся после лесных пожаров и концентрированных рубок. Однако еще со времени сибирского путешествия академика А. Ф. Миддендорфа (1842-1845 гг.) известно, что охотничьи лесные угодья зоны смешанных лесов Прибалтики были неизмеримо богаче по своим фаунистическим ресурсам, чем «девственная» равнинная сибирская тайга. Для многих охотничьих животных оптимум условий состоит более всего в разнообразии, пестроте и дробной мозаичности угодий, или биотопов. Это мы чаще всего находим в зоне смешанных лесов как результат преобразования природного ландшафта человеком через совокупность его разнородной хозяйственной деятельности. Лишь сравнительно немногие лесные звери и птицы находят оптимум условий в стадии климакса лесных насаждений - в лесах спелых и перестойных. Это соболь, лесная куница, для хвойных лесов - белка, а также глухарь. Такие виды, как бурый медведь, рысь, требуют наличия значи­тельных лесных массивов, но разнообразие пород и возрастов и их сочетаний ценно и для них.

В доагрикультурный период, видимо, почти единственным биотопом полевого тетерева в лесной зоне были луговые и луговолесные поймы рек. При этом он не мог быть обилен. Огромное обилие сложилось там, где возникло сочетание пахотных земель под зерновыми культурами и островов березового леса. Так было в прошлом веке хотя бы в Башкирии, пока примитивные методы ведения сельского хозяйства давали тетереву возможность долго кормиться за счет урожая пшеницы. Кроме того, нужны были естественные луга - суходолы и пойменные. Сплошная распашка и высокий агротехнический фон уже вытесняют тетерева. Таких примеров немало. Даже для старолесья небольшой процент узких лесосек создает выводковые кормовые угодья и способствует повышению плотности населения глухаря по сравнению с нетронутой тайгой (Романов, 1960). Для каждого лесного зверя и птицы есть известная грань, за которой благоприятное влияние деятельности человека переходит диалектически в свою противоположность. В самом общем выражении эту грань можно назвать умеренным воздействием.

Известны случаи, когда культурный сельскохозяйственный ландшафт, культурная лесостепь например, в известных условиях создает обилие численности, немыслимое в естественных ландшафтах. Но это касается только таких видов, которые практически стали коменсалистами-нахлебниками человека в его сельскохозяйственной деятельности. Это - серая куропатка и заяц-русак, но до известной грани.

Прямое воздействие человека на охотничьих животных через охоту в лесу, пожалуй, особой специфики не имеет. Наиболее страдают крупные животные, как более привлекательная добыча, а также потому, что им труднее остаться незамеченными. Уменьшается не только число животных, но они и мельчают (медведь, лось, глухарь). Это результат того, что им не дают дожить до возраста полного развития, а также и фактора беспокойства, сказывающегося на режиме питания и на нервной системе животного.

Деятельность человека по влиянию на охотничью фауну можно разделить, с одной стороны, на совокупность разнородной хозяйственной деятельности (сельскохозяйственной, лесохозяйственной промышленности), с другой стороны,- на рост населенности и числа населенных пунктов, что ведет иногда к коренному преобразованию природного ландшафта обычно не в пользу охотничьей фауны, хотя мы и говорили об исключениях.

Для лесной среды - это сокращение площади лесов, изменение их возрастного и породного состава, вплоть до замены лесов естественного происхождения и структуры на лесокультурные площади, по сути дела, на лесные плантации. Это произошло уже давно в Западной Европе, с крайне отрицательными последствиями для охотничьего хозяйства, а часто и для самого лесного хозяйства (отрицательное явление всякой монокультуры). С другой стороны, мы можем и должны учитывать и изучать влияние отдельных отраслей деятельности человека и выявлять в них как положительные, так и отрицательные стороны, чтобы найти возможности и способы управлять ими и изменять их в желательном направлении.

Для лесного охотоведения ведущим фактором следует считать лесоэксплутацию и приемы ведения лесного хозяйства. По существу лесоэксплуатация есть один из разделов лесного хозяйства, но в нашей действительности они разобщены организационно. Причины в том, что лесное хозяйство по своей специфике смотрит в будущее, не рассчитывая увидеть плоды своих усилий, так как лес растет медленно, а лесоэксплуатация заботится о древесине, о достижении промышленной задачи сегодняшнего дня. Это и заставляет нас рассматривать эти две стороны деятельности человека в лесу в какой-то мере раздельно. Тем более, что с лесным хозяйством, построенным на научных рациональных основах, охотничье хозяйство легко может найти взаимопонимание и согласованность действий и стремлений.

Наша задача оценить экологическое значение хозяйственной деятельности человека в лесу. Целесообразнее всего и практически полезнее рассмотреть ее по отдельным разделам, начав с самого решающего фактора - результатов различных принципов, методов и приемов рубки леса.

Хозяйственная деятельность человека в лесу состоит в лесопользовании, лесовосстановлении и побочных лесных пользованиях, включая охотничье хозяйство и использование лесов для целей отдыха и туризма. Такое деление для оценки этой деятельности с точки зрения охотничьего хозяйства не подходит. Поэтому целесообразно рассматривать особо эксплуатационные рубки (рубки главного и промежуточного пользования); рубки ухода; лесокультурные мероприятия; побочные лесные пользования.

Значение эксплуатационных рубок в лесу для формирования лесных охотничьих угодий, их качества и емкости (в том числе кормовой), продуктивности и видового направления хозяйства невозможно переоценить. Оно исключительно велико. Значение это может быть как положительным, так и отрицательным, что зависит, с одной стороны, от общего направления в лесоэксплуатации и конкретного способа рубки, а с другой - от требований, предъявляемых тем или другим видом охотничьих животных к среде обитания.

Прежде всего, очень важно общее направление в лесопользовании, построено ли оно на принципе непрерывности пользования, на принципе постоянства сырьевых баз лесной и бумажной промышленности или на основе господствующего в настоящее время противоположного принципа, реализуемого через концентрированные, сплошные лесосеки, часто превращаемые в условно-сплошные.

Для охотничьего хозяйства, безусловно, более приемлем и выгоден первый принцип: он обеспечивает более или менее постоянный уровень продуктивности лесных охотничьих угодий в пределах лесохозяйственного предприятия, а, следовательно, обилия охотничьих зверей и птиц за счет более или менее постоянной возрастной и породной структуры насаждений.

Обеспечивая разнообразие видового ассортимента охотничьих ресурсов, этот принцип исключает краткосрочное и чрезмерное обилие. Процесс, связанный с возрастными сукцессиями лесов, для самого леса и его фауны один и тот же, так как речь, идет о сукцессиях лесных биогеоценозов как единого природного комплекса. Сущность этих процессов была рассмотрена особо.

Обширные площади концентрированных рубок, напротив, создают однообразие в состоянии лесов на огромных площадях. Для охотничьего же хозяйства оно всегда не выгодно. Кроме того, как правило, в их результате хвойные и смешанные насаждения сменяются лиственными, которые для охотничьего хозяйства высокопродуктивны очень недолго, не свыше 15-20 лет, после чего наступает глубокая депрессия продуктивности на ряд десятилетий. Особенно это относится к пушному промыслу, как более связанному со спелыми и приспевающими хвойными и смешанными лесами.

Различаются сплошнолесосечные и постепенные рубки главного пользования. Применяются также рубки приисковые и выборочные. Суть их видна уже из названия. Применяются и так называемые условно-сплошные рубки.

В нашей стране сплошнолесосечные рубки господствуют, но в ряде зарубежных стран, например в Чехословакии, их, нет, фактически  нет и в Литовской ССР, перешедшей на постепенные и выборочные рубки, нет уже их почти и в Латвийской ССР. В Северной Америке многие промышленные компании считают, что выборочные и приисковые, т. е. в известной мере постепенные, рубки легче позволяют учитывать меняющийся спрос рынка. Для этого - и это один из способов осуществлять непрерывность пользования - нужны только постоянные транспортные сети.

Концентрации сплошных лесосек противостоит метод узколесосечных сплошных рубок, метод наиболее полезный в интересах лесного и охотничьего хозяйств. При нем ширина лесосеки колеблется от 50 до 100 м, иногда несколько более, а длина от 250- 500 м до 1 км. Существенной чертой являются сроки примыкания, т. е. сроки вырубки смежного участка спелого леса. Они устанавливаются для обеспечения естественного налета семян, главным образом хвойных пород, на вырубку. Минимальный срок - после ближайшего года хорошего плодоношения или после появления на лесосеке молодых всходов. Иногда его определяют периодом от 5 до 10 лет.

Охотничье хозяйство заинтересовано в восстановлении коренной породы так же, как и лесное хозяйство, но, помимо того, оно очень заинтересовано в том, чтобы не возникали обширные площади лесосек «в одной меже», так как большие открытые пространства, хотя бы и богатые кормами, плохо осваиваются осторожными или тяготеющими к крупному лесу видами - лосем, глухарем, рябчиком (50-100 м - это самый приемлемый предел ширины (Как уже указывалось, при такой ширине лесосека будет полностью осваиваться и типично лесными видами (глухарем и рябчиком)). На небольшой лесосеке (до 5 га) охотничьи животные чувствуют себя спокойнее. Кроме того, лесосека и сменяющие ее, лиственные или смешанные молодняки создают основные запасы кормов для копытных зверей, зайца-беляка и тетерева. Это их ключевые угодья в течение 10-15 лет после появления на вырубке возобновления древесных пород. С этой точки зрения 10-летний срок примыкания наиболее выгоден. Делянка перестает быть продуктивным угодьем, а тут ей на смену вырубается следующая. Таким образом, сплошные лесосеки в зависимости от их расположения и вырубки, имеют очень разную ценность как лесные охотничьи угодья.

Условно-сплошная лесосека - это категория очень неоднородная по своим свойствам. Часто это та же приисковая, или выборочная рубка с применением механизации, оставляющая после себя расстроенное, захламленное насаждение, иногда с довольно высокими полнотами. Зависит это от того, вырубают ли полностью все деловые сортименты хвойных пород или только лучшую часть «на прииск». С точки зрения освоения охотничьей фауны, условно-сплошные концентрированные лесосеки продуктивнее сплошных концентрированных с огневой очисткой.

Разумно, рационально осуществляемые постепенные и постепенно-выборочные рубки создают в лесу значительно большую стабильность среды, но с их применением выпадают из состава угодий сплошные лесосеки и молодняки на них, т. е. такие угодья, без которых нельзя создавать хозяйственно эффективные плотности копытных зверей и таких лесосечных видов, как лось, заяц-беляк и тетерев. В лесу желательно разнообразие возрастов и пород. Стабильность его обеспечивается при нормальном размере годичной лесосеки. Постепенные рубки создают разреженные древостой, а это очень выгодно для повышения продуктивности угодий за счет подлеска и растений почвенного покрова (роль осветления). Но есть и существенная оборотная сторона - в лесу чаще создается и повторяется нежелательная обстановка людности и беспокойства при лесоразработке, распугивающей зверей и птиц в местах их размножения (не один раз, а при каждом приеме).

С этой точки зрения, в интересах охотничьего хозяйства наиболее выгодны узколесосечные сплошные рубки с сохранением подлеска и подроста. Возможность и выгодность этого метода вполне доказана и подтверждена на практике. Здесь интересы лесного и охотничьего хозяйств полностью совпадают. Чем более рассредоточены делянки, тем это выгоднее для достижения равномерного размещения поголовья охотничьих животных. Достижение этого в отношении копытных зверей - очень важное условие для снижения ущерба лесовозобновлению, приносимого животными. При их концентрации ущерб возрастает не пропорционально численности поголовья, а значительно больше. Практически это опять-таки вполне осуществимо при наличии в лесу сети постоянных лесовозных дорог.

Одним из элементов лесоразработок является очистка лесосек. При огневой очистке, когда она производится с момента появления в лесах прогалин и позже, сильно страдают кладки боровой дичи. Поэтому поздние сроки недопустимы. Учитывая, что после рубки производится трелевка деревьев, а также то, что мелкие порубочные остатки не представляют опасности как потенциальные очаги вторичных вредителей леса, необходимость очистки лесосек огнем вообще должна отпасть, особенно при рубках с сохранением возобновления, поскольку применение огня в таком случае противопоказано.

Общий вывод таков, что в проблеме рубок главного пользования интересы научно обоснованного, рационального лесного хозяйства полностью совпадают с интересами охотничьего хозяйства. По существу нет противоречия и с интересами лесной промышленности.

Рубки главного пользования оказываются и наиболее мощным очагом коренного изменения лесного ландшафта. Значение же их различно и определяется тем, какой лесной ландшафт, какую лесную среду они порождают. Нельзя не признать, что иногда плохое с лесохозяйственной точки зрения осуществление рубок оказывается выгодным для охотничьего хозяйства, в частности, оставления на лесосеке части древостоя на корню по небрежности и умышленно (условно-сплошные рубки), а также формирование прогалин и редин.

Думается, что лесохозяйственный ущерб от этого большей частью невелик. Ведь лучше, если береза останется на корню, чем если будет срублена и оставлена гнить на месте. Оставление единичных стволов, особенно тонкомерных, эффекта для охотничьего хозяйства не дает. Иное дело - ветроустойчивые кулисы и целые куртины. Они создают «присад» для глухаря и тетерева и укрытия, способствующие освоению лесосечных кормовых ресурсов. По этой же причине полезно и оставление возможно большего числа семенных сосен, особенно в небольших группах-куртинах. Крайне желательно, чтобы рубки обходили глухариные токовища, так как значительная часть токовищ расположена в низкобонитетных сосняках, дающих плохую товарную продукцию. Расчеты С. Г. Приклонского (1959) показали, что в сумме все глухариные токовища для лесов средней полосы составляют не более 2,5% всей лесной площади. Обычно размеры токовищ колеблются от 2-3 до 50-75 га, редко до 150 га. Большие токовища покрыты обычно сосной по болоту. Думается, что цифры эти занижены, так как наличие только токовища среди голой лесосеки неэффективно.

На концентрированных лесосеках большую пользу дадут куртины крупномерных берез: на таких лесосеках будут хорошие гнездовые и выводковые угодья тетерева, места для токовищ (первые 10-15 лет), но без куртин не будет зимних кормов.

Недолговечность угодий, создаваемых сплошными рубками, надо считать их самым крупным недостатком (10-15 и до 20- 25 лет). В США возникала идея длительного поддержания территории в состоянии молодняка по лесосеке путем повторных рубок, обработки бульдозером или арборицидами, но установлено, что это снижает побегопроизводительную способность насаждений, следовательно, и кормовую продуктивность. Считается также, что для охотничьей фауны 100 участков по 1 га (мозаичное распределение) иметь в виде лесосек выгоднее, чем одну лесосеку в 100 га.

Не вдаваясь в лесоводческие теории и классификации, сосредоточим внимание на их охотхозяйственном значении. Рубки ухода могут осуществляться в насаждениях любого возраста. До сего времени это все еще очень трудоемкие работы. Объясняется это тем, что лесохозяйственные работы среди древостоя очень трудно поддаются механизации. Ограничивает их применение и трудность сбыта продукции таких рубок, особенно в младших классах возраста по лиственным породам. Поэтому, рубки ухода на практике применяют мало.

Для охотничьего хозяйства важно, что разреживание древостоев вызывает осветление пространства под пологом леса. Этим самым создаются благоприятные условия для развития подлеска, яруса кустарников и разнообразных типов почвенного растительного покрова. Ярусы создают значительную часть растительных кормовых ресурсов для лесной охотничьей фауны. Таким образом, для охотничьего хозяйства рубки ухода весьма полезны, также полезны и выборочные рубки. Следовательно, чем значительнее создается осветление, тем лучше. Исключение - заросли черники, поедаемые не только боровой дичью (ягоды, зеленые побеги), но и копытными зверями, не выносят осветления более чем до полноты 0,4-0,5, редко больше (По Д. Н. Данилову (1960) полнота 0,5-0,6 наиболее благоприятна для обилия плодоношения большинства древесных пород. Следовательно, надо системой рубок доводить как можно раньше древостой до такой полноты.). Брусника же выносит и очень сильное осветление.

Охотоведы должны иметь в виду два обстоятельства: во-первых, как правило, осветление под пологом может вызывать усиленное развитие и разрастание лишь тех видов растений, которые уже были там раньше, но были угнетены и малочисленны. Во-вторых, избирательное воздействие невозможно: нельзя, например, вызвать усиленное разрастание только подроста древостоя, может возникнуть обильное развитие также кустарников и подлеска, которые не дадут разрастись травяному покрову, и т. д. Однако большей частью для охотничьего хозяйства приемлемы любые результаты. Рубки ухода (прочистки) в лиственных насаждениях I класса возраста, проводимые редко, дают возможность заготовки веников для зимней подкормки копытных зверей и зайцев. Они могут проводиться комплексно для достижения лесоводственной и охотхозяйственной цели силами охотхозяйств. Проводить их надо весной или в самом начале лета, когда лист еще не полностью сформировался (сушить в тени).

В лиственных насаждениях II класса возраста, помимо задачи прореживания обычно сильно затененных густых насаждений, может быть осуществлена и вторая цель - повышение зимней продуктивности веточных кормов, так как она в этом возрасте равна почти нулю.

В охотничьих хозяйствах по согласованию с лесничим для подкормки лосей и зайца-беляка, а отчасти других зверей (например, косули) проводится часто бесплановая валка осины в возрасте подтоварника (II-III классы возраста). Это осуществляется зимой, а деревья, обглоданные зверями, убираются после схода снега.

Это - выборочное, бессистемное прореживание осинников и смешанных насаждений. Предполагалось, что данное мероприятие сократит в лесах вредную деятельность лосей, что не подтвердилось, так как объемы мероприятий недостаточны.

По расчетам W. Grange (1949), одна осина дает 2-10 кг веточного корма и съеденной коры, а лосю нужно 13-14 кг в день и до 3 г на зиму, т. е. примерно 300-500 стволов, а для поголовья в 200 голов: 60000-100000 стволов. По данным, полученным в Литве, крона 60-летней осины дает лишь 1,5 кг побегов, пригодных в пищу косуле, т. е. меньше, чем по американскому расчету.

Весной использованные животными хлысты разделываются и складываются в штабеля. Используя зарубежный опыт, целесообразнее осуществлять работу в два приема: в первый прием деревья (диаметром до 20 см) подрубают на высоте груди на 2/3 или 3/4 диаметра, кроны кладут на землю. Далее их побеги, а частично и кора, объедаются не только в данную зиму, но также в течение нескольких лет. Дерево продолжает жить и обычно обильно производит водяные побеги.

Во второй прием дерево срубают на нормальной высоте, а ствол и порубочные остатки убирают. Для того, чтобы в лесу не было беспорядка, целесообразнее такую «биотехническую» рубку осуществлять коридорами, разумеется, не нарушая структуры насаждений. По мнению американских специалистов, такой коридор может быть и зигзагообразным. Американские лесничие осуществляли также интенсивное осветление уже во II классе возраста, оставляя на корню лишь столько стволов, сколько их должно быть на единицу площади в возрасте рубки. В первый же год в опыте имело место интенсивное развитие подлеска - и почвенного покрова.

Разумеется, подобные работы в комплексных целях не следует проводить в таких типах местопроизрастания, где нельзя ожидать повышения кормовой продуктивности леса, например, на заболоченных почвах, в долгомошных и сфагновых насаждениях, на очень сухих и бедных боровых почвах и т. п.

В смешанных и лиственных насаждениях путем очень интенсивного осветления и разреживания можно создать чрезвычайно продуктивные лесные охотничьи угодья типа лесолугов. Это возможно не везде, а лишь на достаточно богатых почвах, обеспечивающих развитие в рединах и прогалинах лесного разнотравья. Наиболее подойдут насаждения из группы: Composita, Oxalidosa, Herbosa. Рубки ухода находят пока очень ограниченное применение из-за дороговизны работ, не поддающихся успешно механизации. Условия лесов III группы таковы, что там они пока вовсе неприменимы.

Следовательно, рубки ухода возможны только в лесах I и II групп в зоне интенсивного лесоразведения. Ограничивает их применение затруднение со сбытом продукции, который легче осуществим в областях, где лес дефицитен.

По-видимому, исследовательская мысль должна работать в направлении комплексного использования поддающихся механизации методов ухода в коридорах (с применением кусторезов и т. п.). Приходится учитывать и тип условий местопроизрастания. По нашим расчетам, для Завидовского заповедно-охотничьего хозяйства рубки осветления были перспективны лишь для 12% всей лесопокрытой площади. Все это сильно ограничивает возможность их продуктивного использования в интересах ведения охотничьего хозяйства в комплексе с лесным хозяйством.

На основе рубок ухода (осветления) можно формировать три типа продуктивных лесных охотничьих угодий:

  • путем осветления с удалением 50% древостоя, частично куртинами;
  • путем равномерного, а также куртинного осветления с доведением полноты до 0,2-0,3;
  • путем создания лесолугов по типу эстонских, со средней полнотой 0,1-0,2 (куртины древостоя и кустарников; Юргенсон, 1969).

листовка на сайт 250+280