Новости
23.10.2017

На базе охотничьего хозяйства "Бобер" прошла коллективная охота на лис.

02.10.2017

У каждого рыбака эта мечта может быть разной. Для кого-то, этот показатель равен размаху рук, для кого-то большим весом, а для кого-то и щука на пару килограммов, пока остается мечтой о трофее.

Главная \ Охотустройство \ Подкормка диких животных

Подкормка диких животных

Подкормка диких животных как одна из основных биотехнических работ применяется в охотничьем хозяйстве давно. К сожалению, не только рядовые охотники, но даже некоторые охотоведы в хозяйствах ограничиваются лишь подкормкой одного-двух видов дичи, да и, то не систематически, а лишь во время зимних морозов.

Подкормка не временное, аварийное мероприятие. Выкладка кормов для диких птиц и зверей только в самые суровые зимние месяцы в большинстве случаев не обеспечивает сохранения дичи. Животные, ограниченные в своих перемещениях глубокими снегами, истощенные недоеданием и не приученные заранее к подкормке, зачастую погибают даже в непосредственной близости от приготовленных для них кормов. Практика передовых охотничьих хозяйств показала, что заботиться об увеличении кормовых возможностей угодий нужно систематически. Дикие животные могут испытывать недостаток кормов не только зимой, но и в другие периоды, например, во время выкармливания молодняка, в половодье, в засуху и даже в летнее время при большой численности дичи или ограниченных кормовых ресурсах угодий.

Наибольшее значение подкормка имеет для таких животных, как олень и кабан, завезенных человеком в не свойственные данному виду условия. Даже такие, казалось бы, приспособленные к суровым природным условиям животные, как лось и заяц, охотно берут приготовленные для них корма и концентрируются возле мест подкормки. В спортивных охотничьих хозяйствах подкормка дичи способствует решению следующих задач:

- спасение дичи от бескормицы в трудные периоды года, когда естественных кормов мало или они труднодоступны;

- привлечение дичи в определенные участки угодий, где легче обеспечить их охрану, вольный выпас, отлов или добывание;

- предотвращение потрав сельскохозяйственных посевов или лесных культур;

- удержание птиц и зверей от перекочевок;

- учет дичи на подкормке;

- поддержание в угодьях численности дичи, превышающей естественную емкость угодий;

- селекционный отстрел или отлов животных;

- лечение диких животных лекарствами, микроэлементами и т. п.

Правильное решение хотя бы части этих задач одно из непременных условий ведения спортивного охотничьего хозяйства. Чтобы иметь большие возможности воздействовать на диких животных и накапливать опыт на будущее, подкормкой все равно стоит заниматься, даже если она не может существенно повысить производительность угодий. Подкормка дичи может производиться выкладкой приготовленных кормов, а также выпасом животных на специально выращенных для этого посевах (посадках кормовых растений).

Успех подкормки определяется ее своевременностью, систематичностью, правильным выбором времени и места подкормки, ассортиментом и качеством кормов, а также знанием повадок дичи. Дикие птицы и звери очень настороженно относятся к человеку, к следам его пребывания в угодьях, к постройкам и сооружениям. Они весьма разборчивы в выборе кормов.

В зависимости от сезона и местных условий повадки диких животных сильно меняются. Работнику охотничьего хозяйства, а тем более охотнику-общественнику нужно хорошо знать эти особенности, чтобы выкладываемые корма не пропали. Чтобы животные взяли приготовленные для них корма, нужно тщательно выбирать места выкладывания, заранее отыскивать участки излюбленных жировок животных, постепенно приучать их к кормушкам, устраивать своеобразные кормовые дорожки к местам постоянной подкормки. Чтобы дикие птицы и звери не отвыкали самостоятельно добывать пищу, выкладываемые для них корма должны составлять лишь часть рациона, а остальное они должны добывать сами.

Не следует допускать чрезмерной концентрации дичи возле двух-трех мест подкормки, а лучше подкормочные площадки равномерно размещать на территории всего хозяйства. При этом необходимо помнить и о том, как охранить дичь от браконьеров, а сельскохозяйственные культуры и лесонасаждения от потравы животными. Лосей, например, нельзя приваживать вблизи молодых сосновых посадок, а кабанов - возле картофельных полей. Кормовые площадки для дичи надо распределять с учетом ее фактического размещения и тяготения к тем или иным угодьям.

Известно, что на протяжении суток, сезона, года и всей жизни животные разных видов обживают определенные участки угодий, так называемые индивидуальные ареалы. Эти ареалы, где известны все убежища, тропы и кормовые места, дичь покидает крайне неохотно. Даже под угрозой смертельной опасности, например, уходя от гончих, заяц, -косуля да и другие звери держатся "своих" мест, где у них больше возможностей спастись от преследования и выжить. В зависимости от характера угодий, сезона, местных особенностей животных и других причин размер индивидуальных ареалов птиц и зверей даже одного вида может меняться. Так, западноевропейские косули, живущие в равнинных угодьях при мягком климате, в течение жизни обживают лишь небольшой участок площадью около 600 га. А сибирские косули приспособились к сезонным перекочевкам, они преодолевают громадные расстояния и переплывают широкие реки.

Подкормочные площадки в хозяйстве нужно стараться создавать так, чтобы обитатели угодий могли пользоваться ими, не изменяя своим обжитым местам. В противном случае либо будет перегрузка угодий дичью в районах мест подкормки, либо часть животных не будет пользоваться ею. По данным польских охотоведов, благородный олень осваивает в течение жизни примерно 2100 га, в год500, а в сутки-50 га угодий. Косуля соответственно: 600, 200 и 20 га. Заяц-500, 70 и 3 га. В условиях нашего сравнительно сурового климата индивидуальные ареалы животных несколько больше. Практически подкормочные площадки приходится размещать так, чтобы животному приходилось удаляться от "своих" мест не далее одного километра. При систематическом проведении подкормки в одних и тех же удачно выбранных местах животные хорошо осваивают искусственные "столовые" и надолго их запоминают.

Наибольший эффект дает комплексная подкормка, когда с осени для привлечения и удержания дичи используются кормовые поля, а по мере их стравливания или труднодоступности из-за промерзания почвы и глубокого снежного покрова животные переходят на выкладываемую для них здесь же подкормку.

Продолжительность кормового периода установлена в зависимости от географической зоны: для Сибири и Дальнего Востока 150 дней, для средней полосы Европейской части СССР и севера Украины 120 дней, для Прибалтики, юга Украины и Приморья 90 дней.

В отдельных хозяйствах, где ведется интенсивное разведение дичи, и плотность ее превышает естественную емкость угодий, подкормка дичи по разрешению Центрального совета ВВОО может производиться в течение всего года.

Прикармливать дичь, чтобы привадить ее к нужным местам, следует еще с ранней осени, до начала кормового периода, но без превышения общего расхода кормов, установленного приведенными нормами на сезон. Рекомендуется готовить по одной подкормочной площадке на группу копытных животных в 5-10 голов. Для лосей и зайцев на каждые 1000 га угодий нужно закладывать минимум один солонец и устраивать одну подрубку осинника. Для куропаток требуется не менее двух мест подкормки на каждую стаю.

Местонахождения солонцов, подкормочных шалашей и площадок наносятся на карты-схемы егерских обходов и прилагаются к планам проведения подкормки. Эти же планы должны включать графики с указанием периодичности и норм закладки на каждый период. Списание кормов производится ежемесячно по фактическому расходу в каждом егерском обходе и на каждой кормовой площадке.

Правильность проведения подкормки проверяется систематически не реже одного раза в месяц в каждом обходе. Проверку производят: старший егерь, охотовед, начальник хозяйства или члены охотничьих коллективов из числа активных и опытных спортсменов-общественников. В каждом случае проверяющие составляют докладную записку или акт на основании личного ознакомления с работой егеря в угодьях и его записей в дневнике.

При этом отмечают не только периодичность и правильность выкладывания кормов, но и посещаемость подкормки животными. Анализируют как положительный опыт, так и причины неудач в работе на этом участке. Одним из основных условий успешной подкормки являются качество и ассортимент предлагаемых животным кормов. Особенно требовательны к кормам олени. В охотничьих хозяйствах часто приходится видеть кормушки, набитые низкокачественным сеном и вениками позднелетней заготовки. Как правило, такой корм животных не привлекает. Для дичи нужно заготовлять сено ранних укосов в период цветения основных (фоновых) видов трав. Звери особенно хорошо поедают сено из клевера, люцерны, тимофеевки, злакового разнотравья. Лучшими вкусовыми и витаминными качествами отличаются сено, высушенное в тени, древесно-веточные веники, собранные до полного распускания листвы, и крапивные веники, заготовленные в первой половине лета.

Разумеется, заготовка таких кормов более трудоемка и выход их с покоса бывает несколько меньшим, но без высококачественного сена и вовремя убранных веточных кормов дичь не прикормить. Особенно важно соблюдать это условие в ранний период подкормки, когда животные более разборчивы. При закладке сена и веников в кормушки желательно слегка опрыскивать корма десяти процентным солевым раствором. Соль для этого разводят в ведре, а опрыскивают корм при помощи веника. Необходимые для подкормки сооружения - кормушки, хранилища для кормов, а также вышки для наблюдений за животными лучше сооружать заранее, чтобы дичь своевременно привыкла к ним.

Чтобы животным было легче находить подкормку, полезно на подходах к местам ее выкладывания делать своеобразные дорожки из клочков сена для зайцев и копытных, из мякины для куропаток, из желудей и зерна для кабанов. Легче приучить к кормушкам зверей, если первое время разбрасывать корма прямо на землю или развешивать сено и веники вокруг кормушек на кусты и кочки.

В отличие от домашних животных большинство видов дичи берут сено и веточный корм не подряд, а выборочно. Поэтому, когда в кормушках остается около половины заложенного в них корма (сена и веников), следует заменять его свежим.

Подкормка кабана, оленя, куропатки в условиях большинства охотничьих хозяйств положительно сказывается и на других видах, например лось, заяц-беляк и водоплавающая дичь, которые, казалось бы, хорошо обеспечены естественными кормами.

В каждом охотничьем хозяйстве подкормка дичи должна планироваться заранее. Планы подкормки составляют на каждый сезон с учетом особенностей угодий, плотности имеющейся в них дичи и других условий. При этом следует четко определять задачи подкормки и ожидаемые результаты, от чего будут зависеть методы и объем планируемых мероприятий. Например, летне-осенняя подкормка дичи с целью привлечения животных в определенные угодья достигается скармливанием небольшого количества наиболее лакомых кормов, а при спасении дичи в трудное время или при повышенной численности животных в угодьях охотничье хозяйство вынуждено полностью обеспечивать их кормами. В зависимости от места, вида дичи, поведения, местных особенностей и приваженности животных к подкормке оборудование подкормочных мест бывает различным. Птицы и звери, издавна привыкшие жировать на естественных кормах, с трудом и не сразу привыкают к фуражному довольствию, предлагаемому человеком. Первое время они боятся сооруженных кормушек и просто не знают, что в них заложен корм. Чтобы привадить животных к местам подкормки, вначале приходится использовать уже имеющиеся у дичи повадки, например, привычку косуль и зайцев кормиться возле стогов, склонность серых куропаток укрываться и жировать возле полевых токов, выход отощавших в глубокоснежье оленей к сеновозным дорогам.

Новая, выделяющаяся на местности кормушка привлекает лишь полуручных маралов и благородных оленей. А их сибирских и кавказских собратьев такие сооружения отпугивают. Иногда требуется не один год, чтобы животные хорошо освоили кормовую площадку. Даже в хозяйствах, где косули издавна привыкли к подкормке, они предпочитают старые кормушки новым. Наилучшими кормушками для копытных животных нужно признать капитальные сараи - хранилища для фуража с пристроенными к ним навесами - убежищами и яслями. Но такими сооружениями могут пользоваться, конечно, только издавна приваженные звери. В большинстве хозяйств приходится строить небольшие кормушки-ясли.

При изготовлении кормушек, вешал и других подкормочных сооружений существенную роль играет материал, из которого они сделаны. В пойменных сенокосных лугах наилучшим материалом для подкормочных шалашей будет сено, в лесу - лапник хвойных деревьев, на убранных полях колосовых - солома, в болотистых местах - тростник и т. п.

Существенную роль в использовании кормов имеет привычка к ним местных животных. Так, например, кабаны в большинстве хозяйств плохо использовали топинамбур в первые два года введения его в состав кормов. Даже при выкладывании топинамбура в смеси с картофелем звери не трогали клубни непривычного корма. Однако впоследствии кабаны привыкли к топинамбуру, и он стал одним из их любимых кормов.

В одном из очерков С. Т. Аксакова рассказывается о том, как промышленник, добывавший тетеревов шатром, привадил к своей ловушке глухарей. Они прилетали к приваде вместе с тетеревами, но не брали овес, а клевали хвою сосны. И только после того, как охотник добавил сосновые ветки на свой ток, глухари начали слетать на них и принимались также за овсяные снопики.

Вкусы животных одного и того же вида в разных местах не одинаковы. Для успешной подкормки, особенно в начале ее, важно выявить наиболее предпочитаемые животными корма. С этой целью в Завидовском заповедно-охотничьем хозяйстве применялся так называемый метод гирлянд. Он заключается в том, что на подкормочной площадке различные веточные веники и снопики злаковых растений развешиваются гирляндами, с тем, чтобы выяснить, какие из них животные едят в первую очередь.

Целесообразно такого же метода придерживаться и при выкладывании корнеплодов и других кормов. Получаемые результаты надлежит немедленно отражать в дневниках и отчетах о подкормке. При этом надо иметь в виду, что отдельные корма поедаются животными только в определенные сезоны. Подкормка кабана. Плодовитость и скороспелость кабана, высокая приспособляемость к различным условиям, а также расселение человеком способствовали значительному расширению его естественного ареала. За последние десятилетия кабан был акклиматизирован в ряде областей средней полосы и в Крыму. В пределах его естественного обитания, например в Прибалтике, на Кавказе, в дельте Волги и в других местах, на кабана обратили особое внимание как на перспективный объект интенсивного разведения для спортивной охоты.

Подкормка - одно из основных условий успешного ведения спортивного охотничьего хозяйства по кабану, особенно в районах, где устойчивый, глубокий снежный покров затрудняет передвижение зверя и доступ его к естественным кормам. Практика показала, что в угодьях Подмосковья кабан без помощи человека может благополучно пережить только мягкую малоснежную зиму.

Снеговой покров выше 30 см, а по мнению Р. Дормидонтова выше 15-20 см, создает критические условия для молодняка кабана. А в морозные, глубокоснежные зимы, которые не редкость в нашей зоне, прибылые звери гибнут поголовно, выживают только самые сильные животные из числа взрослых. Правда, в годы Великой Отечественной войны в Завидовском охотничьем хозяйстве кабаны благополучно выжили без подкормки. Объясняется это чередованием суровых и мягких зим. Разумеется, в условиях интенсивного ведения спортивного охотничьего хозяйства рассчитывать только на приспособляемость и выносливость кабана нельзя. Нужно повседневно заботиться о сохранении и наиболее рациональном использовании всего стада. Достаточно без подкормки двух-трех суровых зим подряд, чтобы погубить поголовье кабана.

В Завидовском охотничьем хозяйстве, куда кабан был впервые выпущен в 1936 г., на протяжении ряда лет рост поголовья был крайне незначителен. За двадцать пять лет с момента первого выпуска (зверей было в разное время выпущено в угодья 110, а отстреляно-182) их количество в угодьях не превысило 200 голов.

С 1961 г. после организации систематической подкормки рост стада перестал зависеть от климатических условий. К 1971 г. кабанов в хозяйствах насчитывалось более 700. Многочисленно поголовье кабана в угодьях Переславского госохотхозяйства (Ярославская область), заповедно-охотничьем хозяйстве "Барсуки" (Калужская область) и некоторых других хозяйствах центральных областей страны. Интенсивное увеличение поголовья кабана в этих хозяйствах было достигнуто в результате подкормки - приваживания в бесснежное время и ежедневного кормления в тяжелые зимние месяцы. Чтобы сохранить все основное поголовье и молодняк в период зимней бескормицы, удержать от миграции, сконцентрировать в наиболее удобных местах для охраны и для охоты, отвадить от потравы сельскохозяйственных посевов, производить наиболее точный учет, необходима регулярная подкормка кабана.

Подкормочные площадки надо создавать в наиболее перспективных для разведения дичи угодьях. В охотничьих хозяйствах средней полосы такими угодьями считаются спелые и средневозрастные леса на влажных почвах с хорошим подлеском и сомкнутыми хвойными насаждениями, где кабанам легко укрываться и передвигаться в глубокоснежье. Желательно также, чтобы в таких лесах было достаточно редин, полян и болотин для выпаса кабана. Вред, который нередко наносят кабаны сельскохозяйственным посевам, может быть сведен к минимуму, если подкормка и возделанные для дичи кормовые поля оттянут животных от мест, где их присутствие нежелательно. Кроме того, правильным подбором культур на полях возле мест обитания кабана можно предупредить потравы. Нерационально выращивание в таких местах лакомых для кабана растений: картофеля, гороха, овса, кукурузы, подсолнечника. В Завидовском, Переславском, Скнятинском и других охотничьих хозяйствах кормовые поля возделываются специально для скармливания урожая животным на корню.

Практика показала, что наиболее рационально возделывать для этой цели картофель, овсяно-гороховую смесь и топинамбур. Последняя культура особенно эффективно используется кабаном. В средней полосе кабан жирует на полях топинамбура начиная с августа и вплоть до выпадения глубокого снега или до сильного промерзания почвы. Весной кабан снова выходит на поля топинамбура, как только они станут доступными после таяния снега. Кабан кормится на этих полях до начала лета, когда в угодьях становится достаточно других естественных кормов. Таким образом, кабаны пользуются посадками топинамбура около восьми месяцев в году, и по длительности кормового периода эта культура вне конкуренции. На картофельные поля кабан выходит почти пять месяцев - начиная с сентября и по январь. Лакомую горохо-овсяную смесь звери используют с сентября по ноябрь включительно.

В густонаселенных кабаном охотничьих хозяйствах бывает трудно сохранить посаженный картофель и топинамбур от отравления сразу же после посадки. Избежать этого удается, лишь отодвигая посадку на более поздние сроки, а также использованием электропастуха и других отпугивающих средств. Иногда поля приходится просто огораживать. Топинамбур хорошего сорта самовозобновляется в течение нескольких лет. В охотхозяйствах предпочтительны сорта, у которых клубни располагаются не концентрированными гнездами, а по большой площади и на разной глубине. Звери не выбирают такие клубни полностью, их остается достаточно для самовозобновления культуры. В результате опыта Завидовского заповедно-охотничьего хозяйства из целого ряда сортов топинамбура лучшим оказался гибрид 120.

Если кормовые поля для кабана служат средством привлечения его в определенные угодья, то выкладывание корма, приготовленного для этой цели человеком, стало основным способом сохранения зверей в тяжелое зимнее время.

Кабан очень невзыскателен к корму. Он с удовольствием поедает овощи, корнеплоды, различные зерновые и ягодные корма, любит желуди и орехи. В Крыму, на Кавказе и в Средней Азии он жирует во фруктовых рощах. Летом звери усиленно ищут белковые корма и поедают дождевых червей, личинок хрущей и других насекомых, разоряют птичьи гнезда, уничтожают птенцов. Лягушки, мыши, змеи, кроты и другие мелкие позвоночные также служат кабану пищей. Вообще кабан не гнушается падалью и при случае поедает даже павших сородичей.

Для подкормки кабана с успехом используются корнеплоды, овощи, зернофураж, желуди, пищевые отходы, туши павших незаразных животных, мясо, свежая и соленая рыба. Выбор кормов и норма их выкладывания определяются местными условиями и реальной потребностью животных в зависимости от времени года, наличия и доступности кормов в угодьях и цели, которую преследуют при проведении подкормки.

Работники хозяйств центральных областей выкладывают для кабана, прежде всего картофель, преимущественно мелкий, некондиционный, а также силос. К этому наиболее дешевому корму добавляют комбикорм, овес, кукурузу (предпочтительно в початках), желуди и другие концентраты. В Прибалтике основную часть кормов составляют рыбные отходы, наиболее дешевые и доступные в местных условиях. А в пригородных хозяйствах, которые курируют городские коллективы охотников, кабанам чаще всего привозят пищевые отходы столовых.

Кабаны Крыма и Кавказа, которые в осеннее время ходят по лесам, усыпанным падалицей диких груш, яблок, кизила и орехов, более разборчивы в пище. Но и этих зверей можно привадить к определенным местам, выкладывая для них початки кукурузы, желуди или зернофураж. Известно, что звери в короткие летне-осенние месяцы должны не только накопить к зиме достаточный запас жира, но и интенсивно подрасти. Даже в самые благоприятные летние месяцы кабан испытывает нехватку белковых и концентрированных кормов. Этим объясняются его сезонные перемещения по угодьям, жировки на возделанных полях и готовность пользоваться подкормкой в теплое время года.

В поисках белковых кормов кабаны Переславското госохотхозяйства в бесснежное, казалось бы, изобильное время широко кочуют. В летние месяцы в этом хозяйствекабана вдвое и даже втрое меньше, чем зимой. А в Завидовском хозяйстве, где угодья несравненно богаче, кабаны в это время переходят в междуречье Инюхи, Ламы и Шощи. Видимо, в эти низинные, болотистые угодья их привлекает обилие червей, моллюсков и насекомых, a также возможность жировать на крахмалистых корневищах водно-болотных растений. Так или иначе, но вкусы и потребности этого зверя позволяют охотничьему хозяйству управлять диким стадом кабанов при помощи продуманной системы кормовых полей и подкормочных площадок.

Если в угодьях центральных областей имеется полный комплекс нужных для кабана кормов, звери в течение года обживают лишь группу лесных кварталов площадью 500-1000 га. При недостаточности кормов, отсутствии водопоев, плохой защитности угодий или в результате преследования кабана человеком звери могут мигрировать на большие расстояния. Суточный переход разновозрастного стада кабана с поросятами в зимнее глубокоснежиое время составляет, по данным Завидовского хозяйства, от полукилометра до пятнадцати километров.

Группы взрослых секачей перемещаются на значительно большие расстояния. Исходя из этого в хозяйстве, равномерно заселенном кабаном, целесообразно иметь одну две подкормочные площадки на каждый участок площадью 500-1000 га. Как правило, подкормочные площадки закладывают в типичных для обитания кабана угодьях, на опушках или на полянах, возле которых имеются излюбленные кабанами участки сомкнутых хвойных насаждений. Именно в таких местах звери предпочитают устраивать свои лежки. Хорошо, если имеется возможность возделывания кормовых полей вблизи подкормочных площадок. Нельзя приваживать кабана в местах, где практикуется выпас домашних свиней. Нежелательно также устройство подкормочных площадок в местах, где постоянно держатся олени. Последние часто отгоняют кабанов от кормушек. И конечно, не годится подкармливать зверей вблизи колхозных полей или картофельных буртов, которые могут быть потравлены зверями. Кабаны быстро находят такие участки и склады лакомого корма. Нередко за одну ночь они наносят значительный ущерб сельскому хозяйству. Если имеется опасность вскрытия кабаном буртов, нужно постараться оттянуть зверей в другие угодья или обеспечить надежное ограждение овощехранилищ.

В Завидовском заповедно-охотничьем хозяйстве, где плотность кабана уже превысила 30 голов на 1000 га, зверей кормят круглый год. Свободный выпас на специально засеянных для зверя полях происходит около восьми месяцев в году, так же как и выкладывание прикормки-привады. А в зимнее время звери получают от человека всю основную часть рациона. В январе это составляет 2-2,5 кг кормов в сутки на одного зверя, в феврале-до 3,5 кг, в том числе: рыбы свежей или соленой 0.25 кг, гороха, кукурузы, овса или комбикорма 0,25 кг, картофеля до 2,5 кг, других кормов 0,5 кг. В морозные дни количество выкладываемого картофеля уменьшается при соответствующем увеличении концентратов.

Примерно так же кормят кабанов и в Переславском лесоохотничьем хозяйстве. Но там при высокой плотности зверей и недостаточности летних пастбищ приходится заботиться также о белковых кормах, нужных кабанам в теплое время года. Любопытно, что в результате такой заботы человека, акклиматизированные в этих хозяйствах звери стали более скороспелыми. Молодые свинки приступают здесь к спариванию в возрасте 18-20 месяцев, т. е. на год раньше, чем обычно.

На подкормочной площадке оборудуется наблюдательная вышка, которая в отдельных случаях используется как засидка для селекционного отстрела кабанов. Возле нее целесообразно устраивать небольшой бурт-хранилище для картофеля, а также запирающийся ларь для концентрированных кормов. При сооружении этих хранилищ нужно заботиться, чтобы кабаны не могли их вскрыть самостоятельно, а корнеплоды не промерзали даже в сильные холода. При подкормке кабана корнеплодами, желудями, кукурузой в початках и пищевыми отходами изготовление каких-либо кормушек не только излишне, но даже вредно. Благодаря отличному обонянию звери хорошо находят даже занесенный снегом корм. При этом разбросанный на площади 10-20 м2 корм равномерно поедают разновозрастные звери и сильные не отгоняют слабых, как это бывает возле кормушек. Комбикорм, овес и другие сыпучие корма лучше выкладывать в длинные тяжелые корыта, чтобы животные не затаптывали в землю часть кормов.

В начале кормового периода, когда в угодьях еще много доступной кабану пищи, он посещает подкормочные площадки нерегулярно. Постепенно, с выпадением снега и наступлением морозов, звери начинают концентрироваться вокруг мест подкормки и их суточные перемещения сокращаются иногда до одного, а то и половины километра близ подкормки. Исключение составляют только самые сильные и крупные секачи, которые даже в такое время года часто переходят от одной подкормочной площадки к другой, а иногда и вовсе не пользуются заботой человека.

В малоснежных районах тяготение зверей к подкормочным площадкам слабее. И нередко, если в марте выпадают глубокие снега, непривычные к подкормке супоросые свиньи оказываются в критическом положении. Чтобы избежать этого, работники охотничьих хозяйств ВВОО в Прибалтике стараются сберечь к весеннему времени несколько мешков желудей, которые развозят по угодьям и выкладывают там, где, по их наблюдению, нашла себе убежище для опороса матка кабана. Такая забота полностью себя оправдала. Сохраняются более полные выводки этих интересных и ценных зверей. Подкормка оленей. В спортивных охотничьих хозяйствах ВВОО и других организаций за последние десятилетия проведена большая работа по восстановлению и увеличению численности аборигенных оленей и акклиматизации видов, завезенных из других районов страны. Подкормка европейских благородных оленей и косуль издавна практиковалась в Прибалтике и на Украине.

А в средней полосе страны подкормка маралов, пятнистых оленей и косуль в связи с расселением этих видов стала одной из основных биотехнических работ.

В зависимости от того, где происходит подкормка оленей, подход к этой работе должен быть совершенно различным. Животные, обитающие в условиях своего естественного ареала, например благородные олени и косули на западе страны, издавна приспособились к местным природным условиям. Здесь они сносно выживают даже без помощи человека, и подкормка осуществляется лишь с целью приваживания оленей к угодьям или спасения животных в многоснежные и морозные зимы.

Совершенно иное значение приобретает подкормка оленей при вселении их в районы с более суровым климатом и большим снеговым покровом. В таких случаях охотничье хозяйство должно обеспечивать не только подкормку диких новоселов, чтобы удержать их в районе выпуска, но и полное или почти полное обеспечение их кормами в зимние месяцы, когда животные не могут прожить без помощи человека.

На протяжении последних десятилетий в спортивные охотничьи хозяйства центральных областей было выпущено более тысячи благородных оленей, маралов и изюбрей, сотни пятнистых оленей и косуль. Однако, несмотря . на известную заботу человека о выпущенных животных, эти олени сохранились лишь в некоторых хозяйствах, и только в отдельных местах животные прижились настолько успешно, что их поголовье могло увеличиваться. Как же осуществлялась эта "акклиматизация" и в чем причины неудач или успехов?

В тех случаях, когда животных просто привозили на новые места и выпускали в угодья без предварительной передержки, они просто разбредались в разные стороны и в сравнительно короткое время погибали. Предварительная передержка новоселов в больших вольерах, построенных в угодьях, удачно подобранных для того или иною вида, позволяла успешнее сохранить выпускаемых животных. За время передержки у них создавалась известная привычка к месту выпуска, здесь олени чувствовали себя в безопасности, находили укрытие и корм. Выкладываемая в районах выпусков подкормка помогала удерживать животных и сохранять их даже в неблагоприятные зимы. Но и в таких, казалось бы, благополучных случаях численность выпущенных животных, как правило, не увеличивалась, а постепенно уменьшалась.

Причиной этого было, прежде всего, то, что даже очень большое число подкормочных точек, устроенных без тщательного изучения естественных жировок и перемещении животных в угодьях, в большинстве не используется животными или посещается настолько нерегулярно, что не может удержать их от перекочевок. В результате гибель оленей превышает приплод, выпуски их оказываются безуспешными.

Подход к организации подкормки дичи в первое время после их выпуска из вольеры и в последующие сезоны должен быть совершенно разным. Олени, косули и большинство других животных в процессе отлова, перевозки и передержки в значительной мере утрачивают свои природные навыки. Они становятся менее пугливыми, не столь разборчивыми в выборе кормов и какое-то время придерживаются мест выпуска. Подкармливать их в это время сравнительно просто. Отощавшие и полуприученные звери еще не знают, где найти излюбленные природные корма, и охотно довольствуются суррогатами, приготовленными для них человеком. Но уже после первого лета, проведенного на свободе, животные становятся осторожными, они начинают больше бояться человека и его сооружений. В теплое время года они в изобилии находят в угодьях свои излюбленные корма. Разумеется, сено, веники и другие корма, относящиеся к категории вынужденных, не привлекают животных. А когда холода, снег и недостаток пищи становятся ощутимыми, звери чаще всего уходят за пределы хозяйств и погибают, если случайно не наткнутся на спасительную подкормку.

Чтобы подкормка дала положительный эффект в работе с дикими или полудикими животными, нужно заранее очень тщательно изучить угодья с точки зрения фактического размещения интересующих нас видов во все сезоны года и особенно в трудные для них зимние месяцы. Так, олени и косули в летнее время с успехом находят себе корм и укрытие в смешанных лиственных насаждениях, но зимой глубокие снега настолько затрудняют передвижение и добывание корма в этих угодьях, что никакая подкормка не может удержать там зверей.

Только подкормка с учетом особенностей угодий и повадок зверей, с предварительным приваживанием дичи наиболее лакомыми для нее кормами и с последующим регулярным выкладыванием нужного ассортимента кормов дает положительные результаты. Особенно успешно производится подкормка в передовых хозяйствах, где для летнего обитания дичи создаются оптимальные условия выращиванием сельскохозяйственных и лесных культур для свободной жировки диких животных. Подкормка марала. В условиях естественного ареала маралов и изюбрей опыт подкормки этих оленей крайне незначителен, исключая опыт солевой подкормки закладыванием искусственных солонцов.

Осторожность марала и исторически сложившиеся сезонные перекочевки с летних пастбищ на малоснежные горные склоны зимой затрудняют достаточно эффективную подкормку этой дичи в охотничьих хозяйствах Сибири и Дальнего Востока. Однако опыт пантового полувольного разведения марала в совхозах и систематическое использование дикими животными стогов сена, заготовленного на горных лугах, свидетельствуют, что подкармливать эту дичь можно и нужно даже там, где они живут издавна. Что же касается животных, акклиматизируемых на новых местах, в частности в охотничьих хозяйствах средней полосы, то такая забота о них совершенно необходима. Некоторая часть наиболее сильных и диких маралов, хорошо знающих угодья, слабо или совсем не использует подкормку, переживая даже очень тяжелые зимы без помощи человека. Так, в Завидовском охотничьем хозяйстве выпущенные маралы без подкормки благополучно пережили период войны. А в последующие годы, когда подкормка производилась без должного учета биологических особенностей животных, часть маралов также не трогала выкладываемые корма. Но это не основание для отказа от подкормки маралов, так как без нее не могут прожить почти все молодые животные и многие самки. А крупные старые самцы, которые избегают подкормочных сооружений, вовсе не пренебрегают стогами сена, заготовленного в лесу.

Места подкормочных площадок выбирают в угодьях, благоприятных для зимовки зверей, предпочтительно возле опушек и полян разновозрастных насаждений с преобладанием хвойных пород. Последнее условие необходимо, потому что в хвойном лесу снежный покров всегда меньше, чем на открытых местах, следовательно, зверям будет легче передвигаться. Необходимо также, чтобы поблизости было достаточно и естественных кормов. Подкормочные площадки дают наибольший эффект в угодьях, которые сами маралы избирают для своего обитания.

Это должны быть именно площадки с целым ассортиментом подкормочных сооружений в виде яслей, кормушек, подрубок осинника, вешал для древесных веников и солонцов. Животные должны находить здесь возможно полный набор кормов, размещение которых должно соответствовать привычке оленей к естественному выпасу. Ведь во время жировки они постоянно перемещаются с места на место, от одного корма к другому. Так, косули за время одной кормежки переходят от кормушки к кормушке до 25 раз. Эти особенности поведения диких копытных также нужно учитывать при размещении на площадках кормов и подкормочных сооружений.

Постройка кормушек требует умелого подхода и некоторой постепенности. Дикие маралы и одичавшие переселенцы из оленеводческих совхозов боятся подходить к недавно установленным для них яслям, кормушкам и другим сооружениям. Они могут даже покинуть привычные места жировки и отдыха, испугавшись подобных новостроек.

Солонцы и кормушки, чтобы не отпугнуть животных, следует готовить заранее, до начала подкормочного периода, либо сооружать постепенно, по мере привыкания маралов. Первое время корма нужно выкладывать не только в кормушках и яслях, но и возле них, на кустах и кочках. Для приваживания зверей к подкормке следует использовать наиболее привлекательные корма: желуди, клубни топинамбура, непромороженный картофель, необмолоченный овес, убранный в стадии молочпо-восковой спелости, а также веники из стеблей топинамбура.

Охотно поедает марал липовые и ивовые веники майской июньской заготовки и теневой сушки. Несколько хуже поедает березовые, осиновые и ольховые веники. Использует также веники летней заготовки из сахалинской гречихи и топинамбура.

Из различных видов сена марал в первую очередь выбирает садовое разнотравье, затем тимофеевку, которую он предпочитает даже клеверу, и лесное разнотравье. Все виды сена хорошо поедаются только при условии ранних укосов и предпочтительно теневой сушки. При этом маралы и другие олени поедают сено не подряд, а выборочно. Не съеденное сено нужно систематически заменять свежим. Наилучших результатов в деле подкормки марала удалось добиться работникам Завидовского заповедноохотничьего, Переславского государственного и Скнятинского охотничьих хозяйств. Во всех этих хозяйствах продуманная, биологически обоснованная подкормка животных на кормовых площадках сочетается с привлечением животных в определенные угодья путем возделывания для них кормовых полей на лесных полянах и по опушкам леса.

На основании многих опытов работники Завидовского хозяйства пришли к выводу, что "отава (сеяных трав), озимь, топинамбур, сахалинская гречиха и кормовая капуста идут вне конкуренции с естественно произрастающими кормами и являются отличными средствами удержания маралов" (А. А. Шурин-Юхкум, 1969). Нормы подкормки маралов, принятые в различных спортивных охотничьих хозяйствах, существенно различаются. Временные нормы Центрального совета ВВОО в 1968 г. предусматривают суточный расход в объеме 2 кг сена и двух-трех веников в сутки на голову. В зависимости от сезона и доступности естественных кормов завидовские маралы съедали в сутки от 2 до 8 кг сена на голову плюс некоторое количество овса, комбикорма и картофеля, которые давались как лакомая прикормка.

В условиях сравнительно мягкого климата Западной Европы олени потребляют при недостатке естественных кормов в среднем 4 кг сена, но без добавления к нему концентратов худеют... Подкормка пятнистого оленя. Пятнистый олень в естественных условиях обитает в нашей стране лишь на небольшой территории Дальневосточного Приморья.

 

Чтобы уберечь этого немногочисленного, красивого и очень ценного оленя, советские биологи и охотоведы проделали целый ряд опытов по его расселению во многие районы страны. Оказалось, что этот зверь с успехом приживается в самых различных угодьях, например, в степных, лесных и даже в парковых. Но всюду, где снежный покров превышает 30 см, препятствуя свободному передвижению и естественному добыванию корма, пятнистый олень нуждается в повседневной охране от браконьеров, четвероногих хищников и уже не в подкормке, а в кормлении с начала зимы до стаивания снега. При такой заботе пятнистый олень хорошо прижился и размножается в Лосиноостровском парковом хозяйстве на окраине Москвы, в Скнятинском охотничьем хозяйстве ВВОО, в хозяйстве "Барсуки" и в других хозяйствах центральных областей.

Техника подкормки этого изящного оленя, выбор угодий и ассортимент кормов такие же, как и для марала. По этот мелкий олень больше нуждается в охране и подкормке и, по-видимому, потому легче привыкает к людям. Приучить его к подкормке гораздо проще, он лучше запоминает места, где о нем заботятся, меньше боится подкормочных сооружений, чаще выходит к поселениям, на дороги и лесосеки. Его легче привадить, но труднее уберечь. Пятнистый олень почти вдвое мельче марала и, казалось бы, должен потреблять меньше корма. Но так как в зимний период естественные корма для него становятся почти недоступными, то нормы кормления остаются такими же, как и для марала. Подкормка благородного оленя осуществляется преимущественно в местах естественного обитания этого вида - в Прибалтике, на Украине, на Кавказе и в Крыму.

В условиях сравнительно мягкого климата этих районов страны благородный олень испытывает острую нужду в подкормке лишь в особо многоснежные зимы. Но, тем не менее, интересы спортивного охотничьего хозяйства заставляют подкармливать этого зверя, чтобы удерживать его на ограниченных приписных территориях, добиться более интенсивного прироста поголовья, а в отдельных случаях увеличить естественную продуктивность угодий. Успех подкормки благородного оленя зависит, как и в случаях с уже одичавшими маралами, от знания работниками хозяйств образа жизни оленей. Здесь также существенную роль будут играть кормовые поля, привлекающие и удерживающие животных вплоть до глубокоснежья. Подкормочные площадки, размещенные вокруг кормовых полей, удерживают дичь в таких местах в течение года.

Осенью и в начале зимы олень зачастую выходит кормиться на озимые культуры, участки убранных картофельных полей с оставшимися на поверхности земли мелкими клубнями или наведывается к стогам лесного разнотравного сена, заготовленного лесниками для скота. В таких местах естественных жировок также полезно организовать подкормку. А выбранные оленями стожки сена лучше всего выкупить у владельцев или обменять на имеющийся в хозяйстве фураж. Подкормка косули помогает этому маленькому оленю пережить тяжелые периоды многоснежья, особенно частые в средней полосе страны, на Урале и в Сибири. В такие периоды косуля сама ищет помощи человека, выходя к лесным покосам с оставленными на зиму стогами, к сеновозным дорогам и к окраинам селений.

На Украине, в Прибалтике, в Крыму и на Кавказе косуля успешно переносит обычные в таких районах малоснежные зимы. Но для молодых животных даже короткие периоды глубоких снегов бывают, губительны, а в периодически повторяющиеся суровые зимы косули гибнут тысячами от голода и холода. Последнее происходит. когда они не могут разгрести глубокий снег до земли, как делают обычно, устраивая лежку, а вынуждены спать на снегу. В значительном количестве ослабевших и ограниченных в передвижении зверей губят хищники. Обитающая в угодьях Московской, Калининской и других центральных областей косуля особенно нуждается в подкормке и защите человека. Сибирский подвид косули, вынужденный на протяжении многих поколений приспосабливаться к условиям жизни, старается избежать трудностей зимы, откочевывая на десятки и сотни километров либо на склоны и в лесостепные участки, где снегу задерживается меньше, либо в хвойные леса, где зимой легче прожить. Однако в условиях приписного охотничьего хозяйства откочевки косули крайне нежелательны. Гораздо выгоднее задерживать косулю в угодьях на кормовых полях и у кормушек.

Ограниченные в передвижении и доступе к корму, легкодоступные хищникам косули ухитряются пережить суровое время года благодаря очень осторожному и скрытному образу жизни на небольших индивидуальных участках площадью всего 25-50 га. Ограниченный запас доступных зимних кормов на столь небольших площадях угодий предопределяет возможность существования косуль лишь небольшими группами. И действительно, эти животные либо держатся поодиночке, либо пасутся мелкими группами в две-три головы. Это, разумеется, затрудняет подкормку животных, так сильно рассредоточенных по угодьям.

Если Подходить к подкормке косули по-настоящему серьезно, подкормочные площадки для них нужно создавать в каждом обжитом ими лесном квартале. Целесообразно заблаговременно стягивать животных на стыки обитаемых ими участков, где на полянах и опушках сеют такие культуры, как озимые, кормовая капуста, горохо-овсяная смесь и др. В Балдонском охотничьем хозяйстве ВВОО (Прибалтика) на территории около 20 тыс. га типичных для косуль угодий ежегодно засевается не менее пятнадцати кормовых полей площадью 0,4-2 га. Такие поля возделывают с учетом естественного размещения зверей там, где для них имеются естественные укрытия, корма, водопои и существует реальная возможность уберечь косулю от частого беспокойства хищниками, в том числе безнадзорными собаками. По мнению работников этого хозяйства, наилучший севооборот на кормовых полях должен включать примерно по 20% озимой ржи, кормовой капусты и овсяно-гороховой смеси, 10% сладкого люпина и около 30% многолетних сеяных трав. Овсяно-гороховую смесь на таких полях высеивают, возможно, раньше, по достижении молочно-восковой спелости ее скашивают и убирают впрок, а успевшая вырасти отава поедается животными на корню. Многолетние травы косят перед цветением и в августе, что позволяет сделать запас высококачественного сена для подкормки и привлекает дичь на свежую лакомую отаву. Озимые высевают сравнительно рано, до 20 июня, с целью получить к осени больше зеленой массы.

Там, где кормовые поля для косуль невелики и есть опасность стравливания их кабанами, не следует вводить в севооборот картофель и топинамбур, которые привлекают кабана. Чтобы уберечь кормовую капусту, выращенную для косуль и зайцев, от лосей, их отпугивают, устанавливая шесты с пучками шуршащих от ветра полиэтиленовых лент. В глубокоснежное зимнее время в некоторых охотничьих хозяйствах производилась своеобразная "распашка" снега полосами вдоль опушек еловых и сосновых лесов, богатых ягодниками. Такая распашка снега облегчает косуле добычу корма. Производится она при помощи импровизированного "снежного плуга" в виде массивного треугольника из досок с перекладиной-сиденьем для человека. Длина сторон плуга-угольника около 1,5 м, высота досок 40 см. Сзади доски отстоят одна от другой примерно на 1 м 20 см. В лесу с ягодниками лошадь сравнительно легко протаскивает такой плуг даже по кочкам и зарослям мелкого кустарника.

На кормовых площадках и в вольерах косуля наиболее охотно поедает сено разнотравное, лиственные веники, плющеный овес, отруби, жмых, сухари, картофель, свеклу, морковь, капусту, а также силос мелкой резки, соль и мел. Во время жировки животные переходят от одного корма к другому, перемещаясь от кормушки к кормушке. Сено и веточный корм они поедают не подряд, а выборочно. Из 1 кг хорошего сена косуля съедает не более половины, причем оставленное сено косуля, как правило, больше не трогает и его следует заменять. В морозные и глубокоснежные зимы там, где звери мало боятся людей и хорошо знают подкормку, для косуль полезно сооружать защитные укрытия из соломы, выбирая для их устройства места отдыха и лежек, предпочитаемые самими животными.

Временные нормы подкормки диких животных, введенные Всеармейским военно-охотничьим обществом в 1968 г., предусматривают расход на каждую косулю в сутки 0,5 кг сена и 1 лиственный веник. В условиях сравнительно мягкого климата Прибалтики, где косуля пользуется подкормкой лишь в самое суровое и многоснежное время, эта норма подкормки не расходуется полностью и уменьшена до 15 кг сена и 15 веточных веников на одного зверя в сезон подкормки, а местные общества гражданских охотников считают и эту норму избыточной.

Цель подкормки определяет продолжительность периода и нормы ее для конкретного хозяйства. Если подкормка - только аварийное мероприятие, ее нормы и сроки будут минимальными. Если же хозяйство должно кормить животных, которых разводят в не свойственной им зоне, где они не могут самостоятельно добывать корм большую часть года, то обильная подкормка дается на протяжении длительного периода. Там, где косуля имеет возможность почти всегда добывать корм самостоятельно, успех подкормки зависит не столько от норм, сколько от правильного размещения точек подкормки, от качества кормов, систематического (из года в год) приваживания дичи к одним и тем же местам. Существенное значение имеет также раннезимняя "зарядка" кормушек при систематической замене испортившегося или частично съеденного корма. Необходимо, чтобы звери заранее знали, где найти помощь человека в трудное время года, иначе в глубокоснежье они могут погибать на самом незначительном удалении от кормушек.

Подкормка лося. Лось исконный обитатель средней полосы и сурового севера лесной зоны. Он издавна приспособился существовать на естественных кормах без помощи человека. Однако лесные насаждения, где водится этот зверь, далеко не равноценны по запасам доступных для лося кормов; поэтому забота работников охотничьего хозяйства об этом звере всегда даст положительный эффект. Основным кормом для лося в зимний период служат кора и молодые побеги кустарниковых и древесных растений, прежде всего ивняка и осины. Наиболее богаты этими кормами молодые лесонасаждения, зарастающие вырубки и опушки, а также средневозрастные и перестойные леса с незначительной сомкнутостью, большим количеством просек, редин и полян с кустарниковой растительностью. Такие угодья имеются в достаточном количестве не везде, а охотники заинтересованы в равномерном и полном заселении лосями своих хозяйств; поэтому подкормка лося оправдывает себя почти в каждом охотничьем хозяйстве.

Каждый охотник знает, как хорошо поедает лось кору и ветви поваленных осин и как привлекают его лесные разработки, где он лакомится отходами заготавливаемой древесины. При этом лось мирится с самым близким соседством человека, нередко жирует всего в нескольких сотнях метров от лесорубов, заходит в пригородные и городские парки даже таких городов, как Москва и Ленинград. В большинстве охотничьих хозяйств имеются так называемые подкормочные площадки для лосей, где срублено по одной две осинки и положена соль, и этого считается достаточно. Что ж, если осинки обглоданы, а солонец посещается, можно сказать, что такое мероприятие полезно для зверя. Но если говорить о действительном увеличении числа лосей и повышении емкости угодий, то такой подкормкой ограничиваться нельзя.

Работники лесного и охотничьего хозяйств подсчитали, что самые лучшие лесные угодья могут обеспечить кормами в течение круглого года всего 8-12 зверей на 1 тыс. га. Угодья среднего качества могут прокормить всего 4-6 лосей, средневозрастные и перестойные леса с небольшим количеством кустарниковой растительности обеспечивают существование всего 2-3 лосей на 1 тыс. га. Это определяется, прежде всего, не наличием в лесу пригодной для лосей пищи, а доступностью кормов. Во всех или почти во всех угодьях нашей лесной зоны осинника более чем достаточно. Но если возраст деревьев превышает 7-10 лет, то звери просто не могут использовать их ветви и кору. В таких местах систематическая подрубка осинника позволяет увеличить оптимальную численность лосей в угодьях. Такая подрубка должна производиться не от случая к случаю, а изо дня в день на протяжении всего зимнего периода с учетом численности зверей, использования ими корма и фактического размещения животных по угодьям. Взрослый лось съедает в сутки около 20 кг древесной коры и мелких, до 5 мм в диаметре, веток. Примерно такое количество корма дает одна осинка 15-20 м высоты. Из этого расчета нужно исходить при подкормке зверей, если угодья не богаты кормами, а охотники заинтересованы в поддержании высокой плотности лосей. Разумеется, такие рубки осинника должны производиться только по согласованию с лесничествами и так, чтобы не помешать возобновлению леса и не стравить все имеющиеся корма за короткий промежуток времени. Осинник и различные виды ивы, поедаемые лосями, относятся к быстрорастущим малоценным с точки зрения лесников породам; поэтому такое ведение хозяйства вполне целесообразно.

В ряде случаев подкормка лося может сочетаться с рубкой лесонасаждений. Работники хозяйства должны только своевременно согласовать эти рубки и организовать их проведение силами егерей или общественности. Иногда охотничьим хозяйствам приходится оплачивать требуемый для подкормки осинник, но чаще всего разрешение на его рубку можно получить за счет средств, планируемых лесным хозяйством на биотехнические мероприятия или в оплату работ по лесовозобновлению, в которых хозяйства помогают лесничествам.

Как правило, подкормка лося должна сочетаться и с другими мероприятиями по увеличению кормовой производительности угодий. Наилучший эффект дает омоложение затравленных лосями старых ивняков путем их вырубки, с тем чтобы в короткий срок получить побольше корневой поросли. Применяются также посадки ивы на опушках, просеках, вдоль оврагов, дорог и речных пойм. Благодаря такой работе некоторые хозяйства Общества, в частности Кингисеппское охотничье хозяйство военных охотников Ленинграда, сумели добиться высокой численности лосей, намного превышающей естественную емкость угодий.

Подрубку осинника для подкормки лося производят после опадания листвы, в большинстве мест - со второй половины октября или с начала ноября. Подкормка зайца. Заяц, особенно беляк, отлично приспособленный к жизни в наших суровых широтах, в большинстве случаев не страдает от бескормицы. Однако при правильной организации подкормки и этот зверь пользуется ею, концентрируясь возле кормовых точек.

В условиях средней полосы наиболее интересные опыты подкормки зайцев проведены А. А. Шуриным-Юхкумом (Завидовское хозяйство). В этих опытах зайцы-русаки начинали систематически пользоваться подкормкой с выпадением снега, т. е. с конца ноября - начала декабря. Лучше всего зверьки поедали кустики черничника, сено из тимофеевки и клевера, высушенный топинамбур (стебли и листья), капусту, березовые веники зимней заготовки. Эти корма можно считать основными. Кроме них русаки используют овес, лиственные веники летней заготовки, брюкву, можжевельник.

В условиях этого хозяйства русак с начала осени и до выпадения снега предпочитает жировать на черничниках близ лесных опушек. Соответственно на полях и в лесах в пределах до 300 м от кромки леса устраивались и кормовые шалаши. Шалаши делались из местных материалов (лапник, солома, сено) в зависимости от места их установки. На опушках устанавливались однои трехскатные шалаши с входом со стороны леса. Чтобы предохранить их от снежных заносов, на расстоянии 1,5-2 м от входов устанавливались ветрозащитные заслоны в виде цифры V, сделанные из того же материала, что и шалаш. В лесу проще и удобнее было устанавливать шалаши-навесы с плоской кровлей шириной от 1,2 до 3 м и длиной от 2 до 6 м. В этом случае дополнительных сооружений для защиты от ветра не требовалось. Проведенные опыты показали, что с середины ноября до середины января проводится не столько подкормка, сколько приваживание зверьков, которые в это время легко добывают в природе все или почти все необходимые им корма. В этот период расход кормов на одну голову составляет: капуста сырая (кочерыжка) 300 г, сено 100 г, сухой топинамбур 100 г, черничник с. корнями около 300 г, веник березовый зимней заготовки один.

С середины января зверьки начинают пользоваться подкормкой интенсивнее. Если в начале зимы на каждого зверька приходится примерно три посещения подкормки, то во второй половине зимы каждый русак придет на нее раз 15. Соответственно возрастает и расход кормов, который на одну голову во второй период подкормки составляет примерно: 1 кг сена, 600 г сухого топинамбура, 1,2 кг кочерыжек капусты, 10 шт. березовых веников и 500 г овса. Приваживанию зверьков к местам подкормки в значительной мере помогала своеобразная "вспашка" снегового покрова деревянным плугом. В условиях южных и юго-восточных районов с их однообразной растительностью и укрупненным пропашным клином роль подкормки в разведении и сохранении русака значительно возрастает. Здесь зверьки менее привередливы при выборе кормов.

Заяц-беляк в естественных условиях еще лучше русаков обеспечен кормами. Однако и он охотно поедает подрубленный для него осинник, ивняк и другие породы с "мягкой" древесиной. В небольших количествах беляк может использовать также злаковое разнотравное сено и лиственные веники весенне-летней заготовки и теневой сушки из березы, ивы, липы и осины. Ольховые веники заяц-беляк, как правило, не ест. Зверьки, передержанные в неволе перед выпуском на новые места, охотно поедают овес в зернах и снопиках, можжевельник и клеверное сено. Русак и беляк поедают сено и веточные корма выборочно и совсем не трогают загрязненный корм. Поэтому выложенные для них корма нужно периодически менять, не дожидаясь полного поедания. Выкладывать корма лучше не прямо на землю, а на решетку из веток, установленную в подкормочном шалаше, либо класть на грудку хвороста или подвешивать на сучках вбитой в землю ветки.

Подкормка пернатой дичи. В практике охотничьего хозяйства систематически подкармливают серых куропаток, которые больше других птиц нуждаются в этом. Проводились также удачные опыты подкормки тетеревов, водоплавающей дичи и некоторых других птиц.

Серая куропатка издавна приспособилась к сельскохозяйственным угодьям, и человек невольно помогал этой птице переживать неблагоприятное зимнее время возле своих гумен, риг, стогов и скотных дворов на окраинах селений. С изменениями в современном сельском хозяйстве постепенно исчезают межи, служившие для куропаток убежищами и кормовыми местами. Почти не осталось гумен, лишь в некоторых местах встретишь ригу для хранения необмолоченного урожая. Словом, немного мест остается этой птице, чтобы пережить бескормный многоснежный период. В летнее время выводкам куропаток наносит ущерб широкозахватная механизированная уборочная техника, под ножами которой ежегодно погибает множество птиц.

Чтобы сохранить эту замечательную дичь, в большинстве районов страны требуется целый комплекс воспроизводственных мероприятий, основная роль среди которых принадлежит подкормке, кормозащитным насаждениям, рациональным срокам уборки урожая в заселенных куропатками угодьях и оборудованию уборочной техники подвесными агрегатами, которые спугивают птиц, не давая им погибнуть под косилками. Подкормка серой куропатки производится почти во всех хозяйствах, где водится эта птица. Однако лишь в немногих случаях эта подкормка дает положительный эффект, т. е. систематически используется птицами и помогает им пережить зиму.

В благодатное летне-осеннее время эту распространенную и невзыскательную птицу можно встретить в самых разнообразных полевых и степных угодьях: в чистых и закустаренных лугах, в посадках капусты, на выгоне, на жнивье, на картофельном поле и в любом другом сельскохозяйственном угодье. Невольно, кажется, что достаточно выложить хотя бы немного корма и соорудить подкормочный шалаш-убежище, чтобы уберечь этих полудомашних птиц во время зимы. Так и поступают большинство работников охотничьего хозяйства, но чаще всего это не приносит результатов.

Оказывается, чтобы пережить зиму, серой куропатке требуется целый комплекс условий, предусмотреть которые умозрительно почти невозможно. К числу таких обязательных условий относится, прежде всего, наличие всхолмленного рельефа, чтобы птица могла облюбовать малоснежный склон, где легче находить пищу, купаться в песке и пыли и согреваться на солнце. Необходима также близость кустарниковых насаждений, которые укрывали бы птицу от непогоды и хищников. Стога, скирды и сельскохозяйственные постройки, вокруг которых бывают, разбросано сено, мякина и зерно, тоже привлекают серую куропатку.

Чтобы по-настоящему помочь куропаткам, работники хозяйства должны внимательно изучать места, к которым куропатка тяготеет, и заботиться о создании там не только подкормочных площадок, но и других благоприятных условий. Немногие случаи, когда куропаток удавалось поддерживать подкормкой в течение всей зимы, наблюдались именно в тех местах, где птицы находили требуемые кормовые, защитные и микроклиматические условия. Обнаружить эти места помогали тщательные наблюдения за птицами с начала осени, еще до холодов и снегопадов, когда начинаются значительные перемещения куропаток в угодьях.

В ряде случаев кроме раннеосеннего выкладывания в подходящих местах кормов устраивались искусственные порхалища в виде куч песка неправильной формы на южных склонах канав, оврагов и всхолмленных участков. Необходимо также, чтобы поблизости были естественные или искусственные укрытия в виде посадок кустарников, зарослей тростника или другой растительности. В непосредственной близости к избранным куропатками местам и искусственным порхалищам устанавливаются овсяные снопы на кольях колосом вниз, небольшие кучки из необмолоченных снопов и подкормочные шалаши. Разумеется, для успешной подкормки в начале зимы приходится оборудовать немало таких подкормочных точек, в дальнейшем постепенно уменьшая их число до двух-трех на каждую стайку.

Нельзя ограничиваться меньшим количеством подкормочных площадок. Видимо, преследование хищниками или инстинктивное опасение такого преследования заставляет птиц периодически перемещаться от одного места подкормки к другому, и если ограничиться одним кормовым местом, можно упустить стаю. Для подкормки серой куропатки применяются неплотно связанные, как бы "растрепанные", овсяные снопики, мякина, отсев и семена сорных трав. В большие морозы к этому корму полезно добавлять коноплю и льняное семя. Вблизи мест подкормки с осени хорошо оставлять участки некоей, сажать колючие и ягодные кустарники.

Подкормка тетерева. Основным кормом этой птицы в зимнее время являются почки березы. Тетерев не голодает даже в самые суровые зимы. Однако в спортивном охотничьем хозяйстве бывает необходимо сконцентрировать и удержать тетерева в центральной части приписной территории, где легче предупредить браконьерство и уберечь птицу от хищников. Иногда нужно оттянуть его от мест, где есть провода, о которые разбивается птица. Тетерева хуже других птиц привыкают избегать этой новой для них опасности. Если же птицы с осени приважены на удобное для тока место и задержались там до весны, то подкормка позволяет создать новое токовище там, где его раньше не было.

Подкармливать тетерева лучше всего на овсяном поле возле опушки леса или там, где оно широким клином вдается в лесной массив. Начиная с августа на такие овсянища стаи тетеревов вылетают полакомиться опавшим зерном. В естественных условиях жировка птиц на таких местах прекращается с выпадением снега. Однако искусственной подкормкой можно удержать птиц возле овсяного поля в течение всей зимы, если близ этого места достаточно крупного перестойного березняка, где тетерева смогут добирать основную часть своего зимнего рациона в виде почек и сережек. Лучше всего удается привадить птиц, оставив для них неубранной полоску овса, но не возле самой опушки, а поодаль, так как тетерева спокойно кормятся на поле только в тех случаях, когда хороший обзор обеспечивает их безопасность. Неубранный овес продлевает период жировки тетерева на поле до выпадения глубокого снега. А к этому времени можно приучить птиц кормиться овсом в снопиках или в зерне, которое выкладывается тут же в подкормочных шалашах.

Тетерева боятся всевозможных сооружений, и приучить их к таким шалашам непросто. Вначале подкормка должна задаваться в виде разбросанных снопиков и просыпанного овса, среди которых лежат две-три невысокие кучки овсяной соломы. Затем эти кучки можно постепенно превратить в шалаши с кормушками для зерна. Все это делается постепенно, чтобы птицы не перестали посещать подкормку.

Кормежка возле копен, шалашей и других сооружений, которые позволяют охотнику или хищнику незаметно приблизиться к птицам, несвойственна тетеревам. Поэтому одновременно с постройкой шалашей, поодаль от них нужно разбрасывать по полю клочки соломы, мякину, овес так, чтобы тетерева без опаски могли кормиться возле них, постепенно приближались к шалашам и наконец стали заходить под их навесы. Очень помогают этому "кормовые дорожки" из смеси зерна и мякины, которые должны расходиться от шалашей во все стороны. Чтобы сохранить корма от мышей, работники Завидовского хозяйства насыпали зерно в кормушки, устанавливаемые на колышках. Однако к таким кормушкам птицы тоже относятся с опаской, и вначале их приходилось маскировать соломой. Поддерживающие колышки должны приходиться верхними концами к средней части дна кормушек, чтобы туда не могли забираться мыши. Разумеется, закладка кормов и все другие работы на подкормочной площадке должны производиться в часы, когда птиц там не бывает.

Необходимо следить, чтобы тетеревов не отпугивали от подкормки лисы и ястребы-тетеревятники. Смышленая "кумушка", затаившаяся в шалаше, может надолго отпугнуть птиц от подкормочной площадки; поэтому вблизи мест подкормки еще с осени нужно отстреливать хищников, а если повадившуюся лисицу не удается добыть, то нужно, хотя бы отогнать ее от этого места гончими собаками. Кроме овса хорошо выкладывать тетереву рябину и другие ягоды, а также подсыпать песок и мелкую гальку. Подкормка утки малораспространенное биотехническое мероприятие, так как в большинстве случаев эта птица находит себе достаточно естественных кормов. Но в ряде охотхозяйств подкормка водоплавающей дичи желательна и даже необходима.

В каждом охотничьем хозяйстве есть заказники или зоны покоя, где нужно создавать наилучшие условия для дичи. Особенно привлекает птиц такой заказник, если там имеются заросли кормовых растений: канадского водяного риса, ряски, рдестов, ежеголовки, водяной гречихи и других растений. В дождливую осень, когда поднявшаяся вода затопляет пойменные посевы овса, гороха, проса или пшеницы, утка охотно жирует на полях. Неубранные залитые участки, как правило, привлекают и надолго задерживают многочисленные стаи перелетных и местных птиц. Положительные результаты дает подкормка водоплавающей дичи в местах их дневок и вечерней кормежки снопиками бобовых и зерновых растений. Такие снопики устанавливают прямо на воде, закрепляя на кольях, вбитых в дно водоема.

Привлечение уток подкормкой желательно в каждом хозяйстве, где имеются подходящие угодья. Но во многих районах страны имеются не замерзающие в течение всей зимы водоемы, где утки охотно остаются на зимовку. Подкормка птиц на таких водоемах не только желательна, но и обязательна, если мы хотим иметь в хозяйстве зимующую популяцию местных уток. Приучение птиц к подкормке на таких водоемах производится с осени. Сначала птиц приваживают к снопикам, установленным на воде, затем к зерну, которое закладывают на плотики и в кормушки на кольях. Конечно, птицы боятся этих сооружений, поэтому кормушки и плотики, вначале маскируют теми же снопиками. Ускорить приваживание диких птиц к подкормке, да и вообще быстрее создать их зимующую популяцию можно с помощью подсадных уток. Выпущенные на водоем, эти птицы привлекают своих диких собратьев, скрещиваются с ними и создают местное поселение дичи. Солевая подкормка диких животных. Большинство растительных кормов бедно солями натрия, кальция, многими микроэлементами. Минеральное голодание весьма распространенное явление в мире травоядных. Растущий молодняк лосей и оленей, кормящие самки, самцы с не окостеневшими еще рогами, зайцы, белки и остальные растительноядные звери нуждаются в минеральной подкормке.

Особенно остро ощущается недостаток солей в тундровых и таежных условиях. Чтобы восполнить нехватку солей, северные олени набрасываются на грибы и поедают леммингов. Зайцы и другие грызуны из-за нехватки в кормах кальция грызут кости павших животных, сброшенные рога лосей и оленей. Запасливые белки даже затаскивают мелкие кости на деревья, пряча их на ветвях, подобно заготовленным впрок грибам. Травоядные животные очень чутко реагируют на неполноценность кормов. Не случайно их так привлекают пастбища на богатых солями лесных гарях.


листовка на сайт 250+280