Новости
23.10.2017

На базе охотничьего хозяйства "Бобер" прошла коллективная охота на лис.

02.10.2017

У каждого рыбака эта мечта может быть разной. Для кого-то, этот показатель равен размаху рук, для кого-то большим весом, а для кого-то и щука на пару килограммов, пока остается мечтой о трофее.

Главная \ Охотустройство \ Лесные охотничьи угодья и их типологизация

Лесные охотничьи угодья и их типологизация

Специалисты охотничьего хозяйства определяют основное его содержание в повышении продуктивности популяции охотничьих животных и ее стабилизации на достигнутом уровне (Leopold, 1933). Первые шаги в этом направлении - регулирование уровня добычи. Главная же задача охотничьего хозяйства - повышение емкости охотничьих угодий.

Американский охотовед W. Grange (1949) указывал, что в настоящее время любой вид животного может жить на земле только в том случае, если существует его местообитание, к которому он многосторонне приспособлен. Он писал, что, поскольку животное и его местообитание, или среда обитания, неотделимы, они составляют биологическое единство. В охотничьем хозяйстве, поэтому для того, чтобы получить желаемую реакцию со стороны дичи, почти всегда необходимо изменять местообитание. Исходя из единства дичи со средой ее обитания, центральной темой охотничьего хозяйства нужно считать поддержание и сохранение растительной среды, т. е. первичной продуктивности. Это первая, основная ступень, которая должна быть достигнута. Создание обилия дичи согласно хозяйственному плану возможно только тогда, когда мы знаем о необходимых приспособительных свойствах во взаимоотношениях между животным и местообитанием, чтобы контролировать определенные аспекты местообитания в пользу дичи.

Всякое угодье следует рассматривать как территорию, предназначенную для определенного вида землепользования: охотничьи, сенокосные, пахотные, рыбные угодья и т. п. - иначе это термин специфически хозяйственный.

Охотничьи угодья - это территории, на которых производится или может производиться охотничий промысел или любительская (спортивная) охота. Одновременно это территории, на которых постоянно обитают (или имеют постоянные пролетные пути или переходы) охотничьи животные, либо такие территории, где их временно нет, но есть все условия для их обитания и эксплуатации. Совершенно очевидно, что те угодья, где такие условия для обитания охотничьих животных есть, но хотя бы по условиям общественной безопасности охоту осуществлять нельзя, не могут считаться охотничьими. Так, в Англии считается возможным сдавать леса в аренду для целей охоты лишь за пределами 60 км от крупных городов.

Наши лесные охотничьи угодья расположены на территории государственного лесного фонда СССР. В отличие от различных схем научного районирования земной суши с ее внутренними водоемами - ландшафтно-географического, зоогеографического, геоботанического, биогеоценотического и др.- задачи типологизации охотничьих угодий, в частности лесных, как категории хозяйственной, будут также чисто прикладными. Этого никак нельзя забывать и всегда надо иметь в виду, так как это нисколько не противоречит научно обоснованному ведению охотничьего хозяйства. Очень часто выделяемые типы лесных охотничьих угодий будут совпадать с типами лесных биогеоценозов, с типами леса и другими подразделениями естественноисторического районирования. Это вполне естественно, так как охотничьи животные в лесу составляют часть лесных биогеоценозов и всегда тесно взаимодействуют со многими другими их элементами. Важно, что такого совпадения для типа лесного охотничьего угодья может и не быть, потому что между двумя-тремя типами биогеоценоза не окажется существенных для прикладных целей различий. Реже бывают случаи, когда по практически важному признаку или свойству тип биогеоценоза образует два-три типа охотничьих угодий, например в силу возрастных стадий сукцессии лесной растительности или в силу разного воздействия человека.

Типы лесных (и любых других) охотничьих угодий имеют право на независимое существование лишь в тех случаях, когда их выделение выражает четкую практическую целенаправленность, преследуя этим прикладные задачи охотничьего хозяйства.

Тип охотничьего угодья равнозначен таким научным терминам, как тип местообитания, биотоп, стация вида и т. п. Его целесообразно использовать лишь применительно к каждому виду охотничьих зверей и птиц отдельно. Дело в том, что примирить несходные требования разных видов к среде обитания, да еще в разные сезоны года, крайне сложно, часто невозможно, а главное не вызывается практической необходимостью. Любое мероприятие в конкретном охотничьем хозяйстве решается всегда для определенного вида, а не вообще. Вместе с тем тип лесного охотничьего угодья это очевидная, осязаемая реальность, только значение его часто разное и несходное.

Тип охотничьего угодья, как всякий тип, как результат типизации природных явлений - все всегда известное обобщение (генерализация), следовательно, отвлеченность от конкретной реальной действительности отдельно взятых лесных урочищ. Это - выделение типического в разнообразном, поэтому вести и строить хозяйство по типам охотничьих угодий невозможно. Тип угодья не имеет конкретной, реальной пространственной протяженности. Если же она выявляется, угодье становится лесным (или другим) урочищем данного типа. Можно лишь определить пределы территорий, выделов данного типа угодий и общую сумму площадей выделов, относимых к определенному типу.

Объекты ведения хозяйства в лесу - ограниченные в натуре лесные кварталы, егерские обходы, промысловые угодья и участки, хозяйственные части или отделы, т. е. площади, обладающие в натуре достаточными для этого размерами и определенными натурными или искусственными границами и естественными рубежами (просеки, визиры, дороги, постоянные тропы).

Для отдельно взятого вида животного такие территории большей частью будут слагаться из сочетания участков различного типа лесных охотничьих угодий разного достоинства и значения для данного вида. Только такие территории, участки и должны получать суммарную таксационную оценку - характеристику или бонитет. Типологизация сама по себе лишь средство для облегчения суммарной бонитировки через осреднение бонитетов отдельных участков по их типовым, видовым бонитетам.

Например, участок состоит из ряда выделов двух типов угодий с равной суммой площадей. Бонитет одного типа I, другого - III, следовательно, средний бонитет для этой территории II. Отсюда бонитет типа охотничьего угодья - как бы полуфабрикат на пути к бонитировке хозяйственного участка территории (например, егерского обхода).

Все типы охотничьих угодий, используемые данным видом в течение года, свойственны только этому виду. Охотничьи угодья можно различать по сезонам, выделяя ключевые угодья данного сезона, а также имея в виду тот сезон, который содержит факторы, находящиеся в минимуме и тем определяющие общую емкость свойственных угодий. Деление охотничьих лесных угодий на свойственные и несвойственные, крайне важно. Не случайно исстари охотники различали бобровые, глухариные, лосиные, тетеревиные, заячьи, куньи, соболиные и другие угодья. Каждый вид имеет свой набор свойственных угодий, у некоторых видов они будут совпадать, но часто их значение, бонитет и сезонное использование не совпадают.

Типы охотничьих угодий между собой должны различаться по признакам, существенным для каждого данного вида (Данилов, 1960). Типом охотничьего угодья называется участок территории, даже когда он имеет существенное различие лишь для одного вида и лишь по одному сезонному фактору.

Таким образом, тип охотничьего угодья понятие, прежде всего видовое. Однако сосняк брусничный будет типом охотничьего угодья для белки, глухаря, рябчика и других видов, но его значение, бонитет, емкость и продуктивность будут у каждого вида свои, независимые для видов, использующих одни и те же кормовые ресурсы, укрытия и т. п.

Критерием для выделения типа может быть не только один, сезонный фактор, но также и условия типологических классификаций. Возьмем лиственный молодняк I-II класса возраста (7- 15 лет) на вырубке после елового травянисто-кисличного леса. На отношении к нему ряда видов прежде всего скажется сплошное ли это насаждение, или в нем есть прогалы, полянки, редины, хотя с лесотипологической точки зрения это во всех случаях будет березняк кислично-травянистый. Следовательно, помимо типа, надо включить в определение возраст и состояние насаждения, так как это разные охотничьи угодья. Но и этого мало, если мы будем выявлять наличие и площадь угодий, свойственных бурому медведю. Тогда в их число включим лишь такие участки, где осталось от бывшего елового леса много крупных гнилых пней и колод, населенных   большими   муравьями-древоточцами.   Такие  угодья - особый тип медвежьих угодий. Вот пример, когда обоснованное экологически и хозяйственно выделение типа ни в какие схемы классификации не укладывается. В других случаях для некоторых видов мелколиственные леса III-IV класса возраста объединяют в один тип средневозрастного лиственного леса независимо от породы I яруса древостоя. Существенных различий для этих видов здесь мы не найдем.

Группа сложные ельники достаточна для лося, но не для белки. Этот тип характерен довольно скудным количеством веточных кормов (из числа основных - поросль рябины). Липа и лещина лосем большей частью поедаются плохо. Следует различать типы ельников из группы сложных, широко принятые в лесной типологии: ельник липовый и ельник лещиновый. Дело в том, что порослевая липа безразлична для белки, а лещина, когда плодоносит, образует для нее важный кормовой компонент.

Разными будут типы лесных охотничьих угодий по соотношению продуктивности и условий для промысла. В верховьях р. Печоры темнохвойные смешанные леса по берегам больших рек (на языке коми - «съорт») - очень кормные, стабильные угодья высокой продуктивности для белки, но для ее промысла они очень невыгодны из-за высоты насаждения и густой охвоенности крон.

Иногда критерием обоснованности выделения считают плотность населения вида на единицу площади. Вряд ли это основательно даже чисто практически, так как плотность населения - это не стабильное свойство угодья. Более основательным было бы выделение двух групп угодий: со стабильными и неустойчивыми (во времени) кормовыми ресурсами. При отсутствии перенаселенности стабильными для определенного отрезка времени будут веточные и травянистые корма (исключение такие явления, как засуха), неустойчивыми - периодически плодоносящие семена древесных и кустарниковых пород, плоды, ягоды, грибы и т. п.

Если пользоваться данными плотности населения, то они должны быть многолетними и из разных районов в пределах встречаемости типа угодья. Эти данные должны быть выражены крайними величинами и среднемноголетней величиной. Практически при проведении охотоустройства за 1-2 года получить такой материал трудно.

Итак, различия между типами лесных охотничьих угодий могут быть качественные и количественные (в пределах данного качества). Естественно, при обсуждении критерия выделения типа возникает вопрос о мере различий. Различие должно быть таким, чтобы, прежде всего удовлетворять требованиям статистической достоверности: если показатель плотности населения определен с точностью 20% (что в практике бывает не часто), то различие будет реальным, оно составит разницу не менее чем 50-60%. Часто точность учетов будет значительно ниже. Еще менее точны наши данные о запасах кормовых ресурсов на единицу площади.

Даже когда речь будет идти о качественном признаке, размерность его не может быть обойдена, так как мы преследуем, имея дело с типами угодий, чисто практические, хозяйственные цели. Например, при типологизации лесных угодий для лося по зимнему сезону (веточные корма) вряд ли практически целесообразно определять различие между типами ельников-зеленомошников по наличию в скудном подлеске рябины и крушины. Другое дело, если мы оцениваем различие между типами леса по условиям гнездования для лесной куницы. Достаточно факта наличия дуплистых деревьев диаметром порядка 30 см и более не обязательно в I ярусе и на каждом гектаре, часто довольно единичных безвершинных перестойных осин. Вероятно, одной на 10 га будет хватать и не обязательно во всех частях участка обитания данной особи. Здесь достаточно качественной разницы в пределах одного типа леса и класса возраста.

Важное значение имеет устойчивая корреляция с диагностическими признаками типа лесного угодья, особенно теми, которые фиксируются лесоустройством. Практически определять количественные различия в размере плодоношения хвойных пород невозможно, настолько это трудоемко, да и сама урожайность неустойчива.

Известно, что все основные показатели древостоев да и биогеоценоза леса в целом изменяются параллельно изменению плодородия лесных почв и всего комплекса условий местопроизрастания. Это находит свое отражение в классе бонитета и типе леса (для которого также типичны определенные бонитеты), в химическом составе древесины, в биохимии хвои и годичных побегов и т. д. Стало быть, свойства типа лесного охотничьего угодья можно расценивать и различать, не определяя каждый раз кормовых емкостей даже по наиболее важным кормам.

Обычно, определяя урожайность по серии пробных площадей, по модельным деревьям и другими способами, мы создаем весьма преувеличенное представление о практической емкости угодий для данного вида. То же можно сказать об урожайности ягод и еще в большей степени о грибах. Здесь мы просто не владеем нужными методами. Это непочатый край для изучения. В конечном итоге для типа лесного угодья необходимо знать не только валовой запас и урожай, но и то, какая его часть действительно может быть освоена охотничьими животными (не только по избыточности, но и по доступности и удельному весу части, освояемой дичью).

Есть в лесных угодьях очень важные для охотничьего хозяйства элементы, которые нельзя включать в характеристику типов. Некоторая очень не полная корреляция может быть установлена лишь с возрастом - образование небольших полян-окон, или оконищ, за счет выпадения части древостоя. Они крайне важны и ценны в гнездовом и выводковом периоде тетеревиных птиц, их необходимо создавать искусственно. В схеме типов лесных охотничьих угодий выявлять их трудно, можно только включать в качестве элементов, повышающих бонитет типа лесных угодий.

В целом можно говорить о полной принципиальной схеме-классификации типов лесных охотничьих угодий. Она должна базироваться на общей экологической схеме типов леса академика В. Н. Сукачева в сочетаниях с классами возраста и породным составом древостоя. Такая классификация должна учитывать все элементы, существенные для охотничьих животных в повидовом разрезе, следовательно, она нужна и для лесного охотничьего хозяйства. Это не означает, что во всех случаях ее следует применять в развернутом виде. Выделение должно соответствовать объему наших знаний об экологии видов.

Это только первый этап. Второй этап - отбор того, что имеется в натуре в пределах данной территории. Третий этап должен учитывать: 1) возможность действенного использования типов в практике данного охотничьего хозяйства (видовая направленность, степень интенсивности хозяйствования); 2) возможность определять их на практике в натуре и выделять по материалам лесоустройства. Это существенно, так как обычно охотоустройство не в состоянии переобследовать все выделы лесоустройства (не более 10-20%). Не исключено, что остальные типы, важные для данного хозяйства, могут быть выделены особо из состава менее дифференцированных типов.

Многочисленность типов вытекает из практических потребностей хозяйства. Не во всех случаях практической деятельности требуется сразу весь набор типов. Обычно мероприятия проводятся для определенного видового направления, часто лишь в сезонном разрезе и по этапам. Нужен набор свойственных сезонных типов угодий, их размещения. Для другого сезона потребуется другой набор типов угодий и т. д. Каждый раз мы будем иметь дело с небольшим числом типов.

Мы говорили о типе леса как об основе. В названии должны быть его диагностические признаки: господствующая порода верхнего яруса (иногда и второго, если он типичен и хорошо выражен), господствующие породы подлеска (особенно важные для хозяйства) и растения - индикаторы напочвенного покрова (например, сосняк крушиново-черничный).

В типологии не обязательно придерживаться одного уровня точности и детализации. Для одного типа угодья может быть целиком использован тип леса, для другого - экологическая группа (например, сосняк брусничный и группа сухих боров-лишайниковых, вересковых, остепненных) независимо от разного их происхождения, ибо значение их сходно и невелико. Вероятно, большей частью мы не будем расчленять комплекс верхового сфагнового болота. Значение его элементов для охотничьих животных различно, но степень их заселенности всегда низкая, поэтому ведение в нем хозяйства нецелесообразно, так как часто это сложный комплекс, не поддающийся картированию.

Итак, объединять все ельники в один тип нельзя. Прежде всего, по возрасту надо различать плодоносящие и неплодоносящие ельники. Размер плодоношения по типам леса и бонитетам будет существенно разным (Данилов, 1953). То же можно сказать о распределении обилия черники.

Вполне естественно нужно учитывать и площадь, занимаемую типом угодья в хозяйстве, и предельные размеры отдельных выделов. Если тип составляет 1-2% площади и не встречается выделами крупнее 0,5 га, им можно и пренебречь.

Однако во всех случаях надо идти от сложного к простому. Подобно тому, как в лесоустройстве площадь квартала и выдела определяется разрядом лесоустройства, в охотоустройстве лесов надо исходить и из разрядов лесоустройства и охотоустройства.

Тип лесного охотничьего угодья может быть комплексным по ряду признаков - смешанным по составу пород и одновременно разновозрастным в пределах смежных классов возраста. Может быть особым типом березняк с куртинами и одиночными соснами и т. п. Но всегда надо знать, зачем тип выделяется и как его осваивать.

Научно-прикладную классификацию типов лесных охотничьих угодий ни в коем случае нельзя смешивать с тем набором нередко укрупненных типологических категорий, к которым прибегают на практике.

Практически очень важным свойством лесного охотничьего угодья надо считать степень его стабильности. Подлинно стабильные угодья встречаются, но они различны по происхождению и значению. С одной стороны, это самовозобновляющиеся разновозрастные многоярусные леса, как первозданные (главным образом горные), так и вторичные, т. е. восстановившие первозданную структуру после периода сукцессионного развития, с другой стороны, это различные неэксплуатируемые (из-за экономической малоценности) насаждения, такие, как сосна по сфагновому болоту и  ряд аналогичных насаждений.

Большинство лесных насаждений находится в той или иной стадии возрастной и породной сукцессии. Стадии обладают разной долговечностью. Наиболее кратковременны, эфемерны начальные стадии: лесосеки (стадия до смыкания полога формирующегося на ней лесовозобновления) и стадия молодняка (10-20 лет). Продолжительность же стадии лесосеки (или возобновившейся гари) достаточно изменчива в зависимости от обеспеченности самосева или развития пневой или корнеотпрысковой поросли. Иногда, особенно в северной тайге, проходит немало лет в стадии травянисто-мохового покрова. Известно достаточно случаев, когда возобновление леса оказывается полностью невозможным (чаще благодаря поверхностному заболачиванию и разрастанию мохового покрова), и лесосека превращается в мшистую пустошь.

Относительно продолжительной будет стадия климакса, т. е. спелого леса, включая и насаждения, переходящие, с лесохозяйственной точки зрения, в перестойные. Длительность этой стадии зависит от лесохозяйственной деятельности человека.

Продолжительность жизни отдельных стадий у хвойных и лиственных насаждений различна. У лиственных насаждений развитие до стадии климакса происходит в обобщенном выражении в 2 раза быстрее. В действительности же существенные различия есть имежду разными лиственными породами (например, между осиной и дубом). Охотовед, работающий в лесах постоянно, должен помнить, темпы сукцессионных процессов, определяющие непрерывно меняющуюся кормовую емкость и другие свойства лесных насаждений. Отсюда и охотхозяйственный бонитет - понятие далеко не стабильное даже в отношении одной и той же территории.

Однако этим сложность проблемы лесного охотничьего угодья в подходе к лесу, как к среде обитания охотничьих животных, не исчерпывается. Достоинство конкретного урочища (участка, обхода) слагается не только из бонитета отдельных образующих его выделов и разных типов угодий, но также из их взаимного сочетания. От того, с чем граничит данный выдел, не в малой степени зависит эффект его освоения тем или другим видом.

Известно, что угодье, богатое кормами, но лишенное убежищ и укрытий, теряет в возможности освоения его охотничьими животными. Это может быть компенсировано соседством с угодьем, создавшим защитную среду, но малокормным только в пределах радиуса суточной активности особей данного вида. Для видов с ограниченным радиусом суточной активности - это очень важное условие. Американский охотовед и эколог A. Leopold еще в 1933 г. это важное обстоятельство назвал интерсперсией, т. е. взаимопро­никновением двух или более типов угодий. Отсюда концентрация жизни и ее проявлений на стыке, контакте угодий, из которых каждое обеспечивает отдельные жизненные требования вида.

Наши исследования подтвердили, что часто показатели учета численности на пограничной линии бывают средними между двумя контактирующими типами угодий. Иногда же они бывают выше, чем в каждом из сменных типов угодий по отдельности. В разные годы соотношение показателей бывает разным. Например, зимой 1938/39 г. в Жигулевском заповеднике на 10 км маршрута следы зайца-беляка распределялись следующим образом:

Иначе, опушка (контакт) по числу следов занимала промежуточное положение, близкое к среднему. В следующем зимнем сезоне 1939/40 г. были получены такие данные:

Встречаемость следов упала, но на участках контакта она сохранилась на более высоком уровне.

Все, что здесь изложено, можно назвать введением в учение о лесных местообитаниях охотничьих зверей и птиц и его прикладном применении в охотничьем хозяйстве, поэтому много места было уделено определению содержания понятия и термина «охотничье угодье».

Этот термин - чисто прикладной, хозяйственный. В практике охотничьих хозяйств надо иметь дело с внутрихозяйственными подразделениями территории, имеющими конкретные площади и границы, которые в процессе охотничьей таксации должны получить класс бонитета (лесные кварталы, егерские обходы или участки, промысловые участки, отделы и т. д.). Бонитеты должны быть повидовыми (круглогодичными, сезонными или по ключевому сезону). Типы лесных охотничьих угодий, их емкости, сезонные бонитеты и объединение их в группы свойственных виду угодий должны лежать, в основе любых охоттаксационных исследований и практических работ, но их не следует вовлекать в повседневный хозяйственный оборот, прибегая к ним лишь тогда, когда надо дешифрировать для какой-нибудь цели окончательную оценку (например, для мероприятий по охотничьей мелиорации угодий). Основной принцип в охотничьей таксации должен быть от сложного к простому, простота должна быть результатом упорного труда и творческого обобщения исследователя. Средние межвидовые бонитеты территории могут применяться лишь для чисто внутрихозяйственных практических целей общего характера, например для оценки сравнительной продуктивности отдельных участков, при исключении текущей плотности населения. В других случаях они могут приводить к ошибочным суждениям. Цифры не должны заслонять реальные явления живой природы.

В книге под редакцией академика В. Н. Сукачева «Дендрология с основами геоботаники» (1934) опубликована схема-диаграмма распределения распространения нескольких лесных видов тетеревиных птиц по типам леса (точнее, по группам типов), составленная лесоводом Леонтьевым. Диаграмма показывает, что ни один вид не ограничивается в заселении одной группой типов леса. Разница только в том, что один вид своим распространением охватывает большее, а другой меньшее число типов леса. В этой книге достаточно много сказано о значении возрастной стадии в любом типе леса, о значении породного состава. Очевидно, что при всей экологической ценности и важности учения о типах леса закономерности распространения охотничьих животных в лесной среде они полностью не объясняют. Во многих случаях выделяемые лесотипологами и геоботаниками типы леса имеют слишком субтильные различия для того, чтобы по ним можно было выявить хотя бы не качественные, а количественные различия во встречаемости отдельных видов. Такие различия, вероятно, легче выявить в фауне беспозвоночных.

Даже такие более крупные категории, как группа типов (зеленомошники, долгомошники и др.), не ограничивают распространения охотничьих животных своими пределами, хотя значение их пока весьма существенно и различно. Схема Леонтьева показала лишь различия в отношении отдельных видов к тем экологическим факторам, на которых построена классификация типов леса академика В. Н. Сукачева: к степени богатства лесных почв и к интенсивности и типу их влажности (застойное, проточное).

Немалое значение имеет и то, что редко тот или иной тип леса покрывает сплошь территории по своей площади, сопоставимой с радиусом активности отдельной особи. Поэтому выявить количественные различия в распространении в разных типах леса лесных полевок и землероек всегда задача более реальная, чем для охотничьих зверей и птиц. Но отрицать наличие различий между типами леса и значение их и в этом случае никак нельзя. Иное дело, что для практики охотничьего хозяйства на его современном уровне это не нужно.

По-видимому, было бы реальнее иметь дело с разными сочетаниями типов местопроизрастаний тем более, что в таких сочетаниях, несомненно, имеется определенная закономерность. Возьмем для самого простого примера сочетание сфагновых сосняков или ельников в понижениях рельефа с лишайниковыми и брусничными борами на повышениях. Классический пример, мы находим в лесах Карелии, но эта закономерность гораздо более широкая. Другой пример - в пределах Рузского лесхоза Московской области, где на больших площадях ассортимент типов леса укладывается в рамки от сложных, лещиновых, типов до кисличников в сочетании с приручьевыми (fontinale) в лесных поймах и лощинах. Такое комплексирование имеет хозяйственное значение.

Лесная типология самым тесным образом связана с бонитетом условий местопроизрастания и с бонитетом древостоев. Связь же между лесоводческими бонитетами и бонитетами лесных охотничьих угодий самая прямая и непосредственная, конечно, при прочих равных условиях, т. е. в пределах одного возраста и породы. Исключения редки и лишь подтверждают правило. В отдельных случаях в типологии лесных охотничьих угодий нужно выделять типы леса, например ельник черничный и ельник кисличный, потому что качество их как охотничьих угодий достаточно разное. Нужно брать на вооружение различия между ельником или осинником лещиновым и липовым, но нет надобности разделять как лесные охотничьи угодья насаждения с преобладанием в почвенном покрове сныти или пролески и т. п.

Охотничьи звери и птицы в разное время года и для разных целей осваивают различные лесные охотничьи угодья, типы леса с разными сочетаниями древостоев по породам и возрастам. Один и тот же вид осваивает при этом то зону крон, и тогда возраст и порода имеют решающее значение, то припочвенный слой с наземной растительностью, и тогда тип леса приобретает очень важное значение и даже с такими тонкими различиями, как кисличный, травянисто-кисличный, кислично-черничный, травянисто-черничный и черничный ельник, осинник, березняк. В других случаях осваивается ярус подроста и подлеска, тогда различия в почвенном покрове отражаются только коррелятивно, косвенно. Прежде всего, очевидно, что во всех случаях прикладных исследований одинаково вредно исходить из любой предвзятой, «принципиальной» точки зрения. Мы пока слишком мало для этого освоили прикладную экологию.

При определении отношения отдельных видов лесных зверей и птиц к типам охотничьих угодий надо проявлять очень большую осторожность и остерегаться необоснованной генерализации.

Например, считается классическим положением то, что глухарь - птица сосновых боров. В целом при сопоставлении распределения численности с господством лесных пород это так и есть. Однако дело в том, что глухарь очень тесно связан с сосной лишь своим зимним питанием, но уже О. И. Семенов-Тян-Шанский показал, что хотя в течение зимы глухарь съедает много сосновой хвои, запасы ее на гектаре настолько обильны, что зимний корм не может лимитировать численности глухаря. Во всяком случае, глухарь населяет леса, где участие сосны не превышает 10-15%, где сосна практически встречается лишь небольшими куртинками, а то и только вкраплена отдельными деревьями. (Центрально-Лесной заповедник, центральная часть Завидовского заповедно-охотничьего хозяйства, Рузский лесхоз. В последнем случае весенняя плотность равна 3/1000 га, т. е. выше средней по области).

В другие сезоны наличие сосны для глухаря не обязательно. Так, в Центрально-Лесном заповеднике ток находится в перестойном осиннике. В Рузском лесхозе есть тока в смешанном крупнолесье, в старом осиннике и даже в старом березовом крупнолесье. Известно и наличие дубравного глухаря (Южный Урал, Жигули).

Это не значит, что глухарей можно расселять и вне комплекса сосновых боров, так как это никак не оптимум условий для глухаря. Возможно, лучшие результаты будут при расселении птиц из аналогичного типа угодий. Однако глухарей из типичных биотопов расселять в нетипичные угодья было бы рискованно.

Так, алтайский марал в Завидовском заповедно-охотничьем хозяйстве обитает уже около 30 лет. Много лет он населял в основном сырые, заболоченные лиственные леса, а зимой держался у стогов сена. Сравнительно недавно он освоил почти всю центральную часть хозяйства. Маралы вывозились из Шабалинского маралосовхоза. Были маралы привезены и в Переславское лесоохотничье хозяйство (Ярославская область), и вот там они сразу начали осваивать (в первую очередь сельскохозяйственные) угодья, примыкающие к лесному массиву. Стациальное распределение в обоих случаях оказалось разным, что привело и к разным практическим выводам, а выводы для первого периода в интродукции надо было бы делать с учетом данных по освоению местных условий во всех пунктах расселения этого вида. И таких примеров много.


листовка на сайт 250+280