Новости
25.08.2017
Сорок один охотник выиграл право на получение разрешения на добычу медведя бурого. Сегодня, 22 августа, в Минэкологии РБ состоялась жеребьевка.
16.08.2017

Открытие осенней охоты каждый охотник ожидает с нетерпением и предвкушением очередной встречи с друзьями на охоте после долгого перерыва. Чтобы вновь испытать волнующие минуты ожидания утки на тяге или брожения по лугам и лесам с любимой собакой.

Главная \ Руководство заповедника нанимало… браконьеров, чтобы те тоннами вылавливали креветку и ценную рыбу

Руководство заповедника нанимало… браконьеров, чтобы те тоннами вылавливали креветку и ценную рыбу



26.08.2011 01:15

Черноморский биосферный заповедник - закрытый объект, никто не знает, что происходит за его оградой. Закон об особо охраняемых территориях запрещает пребывание здесь людей, не являющихся сотрудниками заповедника, без особого на то разрешения. Проработав журналистом в Херсоне не одно десятилетие, я так ни разу и не смогла увидеть уникальные дельфиньи пастбища и заселенные птицами острова. «Тут дикие земли, потревожить их - преступление. Это не моя прихоть, а правило заповедника», - ответил мне один из его руководителей. Разрешить хотя бы получасовую прогулку он наотрез отказался.

Тем парадоксальнее факт, что нынешним летом заповедник оказался в центре громкого коррупционного скандала. Оказывается, руководство раздавало браконьерам квоты на вылов в заповедных озерах, где рыбные пираты чувствовали себя абсолютно вольготно, а нелегальные морепродукты вывозились десятками тонн на продажу. Заповедник работал на коммерческие интересы конкретных людей - тех, кто был поставлен защищать уникальные территории.

- Даже звучит дико: разграблением заповедника занимались люди, которые получали зарплату за его сохранность, - удивляются инспекторы пресс-службы Херсонской области.
«Сотрудников спецподразделений, задействованных в операции, мы десантировали на острова поэтапно, под покровом ночи»

 - Оперативная информация о том, что Черноморский биосферный заповедник стал центром браконьерства в регионе, поступила к нам давно, - рассказал «ФАКТАМ» Глеб Мельниченко, начальник управления госслужбы по борьбе с экономической преступностью Херсонского областного милицейского главка. - И что во главе преступной группировки стоят не кто-либо, а должностные лица заповедника, мы тоже знали. С мая по октябрь тут каждый год шла преступная «жатва» - биоресурсы сотнями тонн вывозились на рынки. Впору называть объект Черноморским биосферным комбинатом. Но вот как взять оборотней-коммерсантов с поличным? К операции мы готовились долго: разведка и наблюдение проводились в основном с воздуха, для чего пришлось задействовать вертолет Ми-8. На стол руководству я то и дело клал распечатки снимков со спутника - при планировании операции важна была каждая мелочь. Сложность в чем? Территория заповедника - сто тысяч гектаров, из них почти 88 тысяч - это акватория Тендровского и Ягорлыцкого заливов, которые нас как раз и интересовали. Огромное водное пространство!

Обычно одна лодка доставала за ночь 200-300 ведер креветки, что приносило прибыль в 120 тысяч гривен 

- И что оно собой представляет?

- Заповедник от моря отделен узенькой полоской суши - косой. По одну сторону от нее - открытое море, по другую - теплое мелководье. Кто-то о Тендровской косе сказал, что это парк юрского периода, только без динозавров. Почти на сотню километров она уходит в море, но промоины превращают Тендру в цепь маленьких островов. Сквозь эти промоины на мелководье огромными косяками идет нереститься морская живность, в том числе и креветка - маленький рачок, давно ставший любимым деликатесом для тех, кто едет отдыхать в Крым, Геническ, Скадовск, Очаков и другие черноморские курорты. Именно из-за креветки большая часть заповедных озер и затянута браконьерскими сетями.

- Хотя сотрудники заповедника обязаны особо охранять покой рыбы в этот период?

- Да, даже самолеты не имеют права там летать ниже двух километров. И уж тем более строжайше запрещено появляться на воде лодкам, фелюгам, катерам, баркасам. Заботиться о том, чтобы никто не потревожил жителей залива, - это главная задача егерей. А в этом случае егеря вместе с браконьерами каждую ночь методично уничтожали заповедные территории.

Перед милицией стояла задача: для проведения операции незаметно завезти на острова оперативных сотрудников. Как это сделать? Подобраться так, чтобы не заметили ни егеря, ни пограничные службы, сложно - везде их кордоны, посты, круглосуточное наблюдение... Пришлось привлечь спецподразделение внутренних войск - так называемых боевых пловцов из Киева, это специально обученные люди, участвующие в антитеррористических операциях. Плюс наши спецподразделения - «Беркут», «Сокол». Поэтапно вывозили их на острова с запасом сухого пайка, в камуфляже. Где с моря подкрадемся, где с суши, и под покровом ночи выбрасываем десант... Было принято решение задержать одновременно всех браконьеров в момент лова. Однако операция несколько раз срывалась.

- Почему?

- То волна поднялась, а креветка в такую погоду не идет на нерест. То в одном из звеньев вдруг пропала связь, пришлось одалживать у военных мощные переносные радиостанции. И вот, наконец, все готово, но... не вышли браконьеры. Как потом выяснилось, произошла утечка информации: день и время начала операции «рыбакам» выдал сотрудник нашего управления по борьбе с экономической преступностью. Он был с ними в доле, получая за «услуги» 25-30 тысяч гривен в месяц. Случай с милицейским «оборотнем» - самый тяжелый момент. Столько усилий потрачено, и все зря! Когда предает свой, просто опускаются руки...

К слову, у каждого из трех руководителей биосферного заповедника, задержанных нами на данный момент, а также у егерей были личные бригады браконьеров, ходившие по ночам в море за добычей. «Оборотень» тоже имел такую бригаду, трудившуюся исключительно на него. Как выяснилось, в преступную схему втянуты не только руководители заповедника, но и многие контролирующие службы, которые так или иначе соприкасались с теми, кому государство поручило охранять данную территорию. Без их попустительства выстроить этот криминальный бизнес было бы невозможно.
«Деньги, заработанные чиновниками на разграблении вверенных им территорий, вкладывались в покупку квартир в Херсоне»

- И все-таки операция состоялась?

- Да, в три часа ночи дали сигнал, и до пяти утра шли задержания. Они проводились одновременно на берегу и в море. Мы действовали совместно с прокуратурой, операцию поддерживал губернатор области, эта связка и позволила довести дело до логического конца. Задержаны 16 браконьеров, многие егеря. Изъяты сотни килограммов кефали, около пяти тонн креветки, полсотни рыбных сетей, семь GPS-навигаторов, шесть огромных морозильных камер, масса оружия, 48 мобильных телефонов, разговоры с которых подтверждают: действовала хорошо организованная преступная группа.


На берегу выловленную добычу уже ждали перекупщики и мелкие оптовики

Арестованы должностные лица заповедника, которые не просто разрешали грабить богатейшие озера, но и сами организовали этот бизнес. К слову, на берегу выловленную в ту ночь креветку уже ждали перекупщики. В прибрежных селах действовали специальные варочные с огромными чанами, где деликатес готовили к продаже. Целая индустрия! Вылов свозили, ссыпали, варили, а мелкие оптовики грузили в машины и развозили товар по побережью, где отдыхающим предлагали креветку уже толпы продавцов - по 10-13 гривен за 50-граммовый стаканчик.

- Как отреагировали в заповеднике на аресты?

- Некоторые из его руководителей бросились в бега, но их быстро нашли. Стоит только сопоставить зарплаты этих людей с их домами-виллами, дорогими иномарками, чтобы все стало на свои места. Во время обыска у одного подозреваемого, к примеру, изъято сто тысяч гривен и крупная сумма в иностранной валюте. Погрязшее в криминале руководство вкладывало деньги в недвижимость - скупало квартиры в Херсоне, на которые сейчас накладывается арест. Не хуже начальства жили и егеря - не просто в достатке, а в роскоши. Всего задержано около десятка работников заповедника, но аресты еще продолжаются. Иное дело браконьеры: в основном это беднейший местный люд - жители Голопристанского района, потерявшие работу. Они, кстати, много на незаконном промысле и не заработали, так как были у «работодателей» на ставке - получали по 100 гривен за ночь независимо от улова, в дележе прибыли не участвовали. Даже лодок своих у браконьеров нет, поэтому ходили в море на чужих. Вы бы видели этих бедолаг! Оборванные, худые. По-человечески мне их даже жалко.

- Сколько времени действовала группировка?

- Они сами дают признательные показания, что два-три года. Это, действительно, преступная организованная группа с коррумпированными связями. Главные аресты еще впереди, потому что в схеме разграбления заповедника принимали участие те, на кого возложены контрольно-надзорные функции.

- Не исключено, что у них есть свои высокие покровители. Не было звонков сверху? На вас не давили?

- Не скрою, махинаторы задействовали все возможные механизмы, чтобы выскочить из капкана. Но начальник херсонской областной милиции Валерий Литвин - человек, который категорически не приемлет «царские охоты» в заповедных местах. Кстати, когда готовились к операции и вели наблюдение за сотрудниками Черноморского заповедника, собирая доказательства преступной деятельности, туда неожиданно приехала проверяющая комиссия из Киева, из управляющей организации - Национальной Академии наук Украины. То, как ее принимали, мы тоже фиксировали на видео (думаю, правовая оценка этому приему будет дана отдельно в ходе следствия).

- Комиссия тогда осталась довольна?

- Очень!
«Браконьерский скарб - орудия лова, лодки, морозильные камеры - едва уместился на 35 грузовиках!»

- Глеб Витальевич, какие прибыли приносил преступный бизнес на природе?

- Обычно одна лодка доставала 200-300 ведер креветки за ночь. Если товар обратить в деньги, то это примерно 120 тысяч гривен. Бизнес сезонный - с мая по октябрь. Что любопытно, при обысках изъято несколько блокнотов с «бухгалтерией» хищнического промысла - так сказать, отчетная документация. Улов там исчисляется тысячами тонн! Шло массовое истребление креветки как вида. Для кого эта бухгалтерия? Перед кем подозреваемые отчитывались? В этом еще предстоит разобраться следствию. Изъятые орудия лова, лодки, морозильные камеры мы возили на штрафплощадку почти неделю. Браконьерский скарб едва уместился на 35 грузовиках! Все это орудия преступления, а значит - вещественные доказательства.

- То, что браконьерам платило зарплату руководство заповедника и рыбинспекция, - звучит просто чудовищно!

- А разве не так же воспринимается факт, что уникальное место - Тендровский и Ягорлыцкий заливы, являющиеся природным нерестилищем, грабили не кто-то, а госструктуры! Экологи-оборотни... Где-то читал, что при Петре I даже в колокола не разрешалось звонить в период нереста, ведь икрометание - великое таинство природы. У нас же эту икру вместе с креветкой выгребают те, кто обязан защищать богатство. Имитируют природоохранную деятельность, а сами негласно раздают браконьерам квоты на вылов.

- Вы, говорят, лично присутствовали при вытряхивании браконьерских сетей. Что там еще было, кроме креветки?

- Осетровые породы рыб, кефаль, морские скаты... Для той же кефали креветка является кормом. Опустошая водоемы, горе-экологи обрекают многие виды рыб на голод, а значит - вымирание и исчезновение, то есть ломают естественную биологическую цепочку. Что мы оставим своим детям? Пустыню? Совсем дико, если этим занимаются сами заповедники. Против руководителей Черноморского биосферного заповедника возбуждено уголовное дело по статье «Злоупотребление властью, служебным положением», подозреваемые находятся сейчас в СИЗО. Решается вопрос о возбуждении уголовного дела в отношении них еще и по статье о взятках.

- Скажите, что лично вам запомнилось из всей операции?

- Удивительная красота этих мест! Я такой нигде никогда не видел...

Людмила ТРИБУШНАЯ, «ФАКТЫ» (Херсон)





листовка на сайт 250+280